Депортация 1988-1989 годов

Депортация азербайджанцев из города Иреван в 1988-1989 годах стала последним этапом политики России, проводившейся с 1828 года по арменизации этнического состава города Иреван, а в последующем политики этнической чистки, осуществленной армянским правительством.
В разделе «Население города» дана подробная информация о динамике населения города. Подготовка к последней массовой депортации азербайджанцев из Армении, в том числе из Иревана, началась еще с середины 1960-ых годов. С этого времени была запущена на полную мощность антитурецкая и антиазербайджанская пропаганда. В 1964 году, с согласия Москвы, ЦК КП Армении принял решение отметить 24 апреля 1965 года 50-летие выдуманной «большой резни» (в то время  вместо термина «армянский геноцид» использовалось выражение «большая резня» (мец егерн)). Все средства массовой информации, издательства, редакции Армении занялись пропагандой вымышленной резни 1915 года. В этот период в Иреване образовалось Движение за воссоединение Армении. В феврале 1965 года было торжественно отмечено 100-летие со дня рождения Андраника Озаняна, руководившего убийством сотен тысяч азербайджанских и турецких мирных жителей, а впоследствии, в деревне Уджан ему был воздвигнут памятник. В это же время, нелегальная националистическая партия «Дашнакцутюн», воспользовавшись ситуацией, решила легализоваться.
Российский историк Владимир Козлов в своей книге «Неизвестный СССР. Противостояние народа и власти. 1953-1985 гг.» писал, что, несмотря на арест Комитетом Государственной Безопасности (КГБ) молодежной группы, собиравшейся провести 24 апреля в Иреване митинг с националистическими лозунгами и территориальными требованиями, предотвратить беспорядки в тот день все же не удалось. Председатель КГБ В.Семичастный сообщал секретарю ЦК КПСС П.Н.Демичеву о развитии событий: «24 апреля в Ереване с утра до позднего вечера на площади им. Ленина и других местах возникали стихийные митинги, в которых принимали участие от 3 до 8 тысяч человек. Выступившие на них лица требовали возвращения земель Армении (очевидно, Нагорного Карабаха. – Козлов В.) и справедливого решения «армянского вопроса», освобождения семерых патриотов (имеются в виду семеро участников националистической группы, осужденные в 1964 г. – Козлов В.), а также ускорения переселения армян из-за границы и поселения их в Нахичевани, поскольку плотность населения в Советской Армении достигла критического уровня. Эти требования были включены в составленное на площади обращение, адресованное ЦК КПСС, Совету Министров СССР и Президиуму Верховного Совета СССР.» [123]В течение дня переходя с одного места на другое, участники митинга скандировали эти требования, а вечером, после официальной части собрания, посвященного памяти жертв резни 1915 года, проводимого совместно с Эчмиадзинской церковью в театре им. Спендиарова, они, выломав двери театра, проникли внутрь и потребовали от республиканского руководства, чтобы оно выступило с официальным заявлением, в котором были бы предъявлены территориальные претензии к Азербайджану и Турции.
После установления Советской власти в Армении, впервые так открыто митингующей толпой выдвигались требования о предъявлении территориальных претензий Азербайджану и  Турции. После событий 1965 года политика дискриминации азербайджанцев обострилась, в результате чего сотни азербайджанских семей, проживающих в Иреване и окрестных районах, не выдержав оказываемого на них давления, вынуждены были переселиться в Азербайджан. Это означало начало конца для всех азербайджанцев, проживающих в Армении.
В 60-70-х годах XX века армянское руководство неоднократно поднимало вопрос о присоединении Нагорного Карабаха и Нахчывана к Армении. Армянский сепаратизм в Нагорном Карабахе подстрекался официальными лицами Иревана и интеллигенцией Армении. Периодически, за подписью армянской интеллигенции Нагорного Карабаха и Армении, в различные инстанции СССР направлялись обращения о «восстановлении исторической несправедливости», т. е обеспечении территориальных притязаний армян к Азербайджану и Турции. В то же время официальный Иреван всеми средствами старался вытеснить и изгнать азербайджанцев с их историко-этнических земель на территории Армении.
Несмотря на то что экономика Армении и все ее промышленные предприятия во многом зависели от Азербайджана, армянская интеллигенция, деятели культуры и искусства непрерывно усиливали антитурецкую, антиазербайджанскую пропаганду, тем самым взращивая семена вражды между армянским и азербайджанским народами.
24 апреля 1983 года под предлогом дня геноцида армян, в центре Масисского (Зангибасарского) района, прилегающего к Иревану, в деревне Улуханлы, подверглись нападению дома азербайджанцев, были также разрушены надгробные камни на сельском кладбище. Беззащитное население вынуждено было укрыться на границе с Турцией. Подобные события происходили в разное время и в городе Иреван, и в 22-х районах Армении, где компактно проживали азербайджанцы.
В Армении было запрещено выдвигать азербайджанцев на ответственные посты. Несмотря на то, что в Армении проживало более 200 тысяч азербайджанцев, в аппарате ЦК КП  и совета Министров Армении работал только один азербайджанец, на должности инспектора. Только азербайджанские редакторы издававшейся на азербайджанском языке газеты «Совет Эрменистаны» («Советская Армения»), являвшейся печатным органом ЦК КП Армении, Верховного Совета Армянской ССР и Совета Министров Армянской ССР, традиционно избирались, на общественных основах, заместителями Председателя Верховного Совета Армянской ССР. В ЦК ЛКСМ Армении лишь с 1981 года начал работать один инструктор – азербайджанец.
Политика дискриминации азербайджанцев Армении и их притеснения под различными предлогами вынудили ЦК КПСС отреагировать на эти события. Так в Постановлении ЦК КПСС, принятом 17 октября 1984 года, говорилось о том, что в последнее время в Армении пишутся произведения, подогревающие националистические настроения, искажаются исторические истины, не создаются условия национальным меньшинствам для развития своего языка и культуры, они не представлены в партийных и хозяйственных структурах и т.д. Если сравнить положение армян, проживавших в Азербайджане, то надо сказать, что они назначались на ответственные посты в республике. В Азербайджане армяне были представлены: министром, несколькими заместителями министра, секретарями районных комитетов партии, председателями исполнительных комитетов, главами управлений республиканского масштаба. В особенности большое число армян прочно укрепилось в правоохранительных органах. А в Нагорном Карабахе азербайджанцы, составляющие примерно 30% населения области, численно принимали гораздо меньшее участие в управлении областью.
После избрания Михаила Горбачева в 1985 году Генеральным секретарем ЦК КПСС армяне значительно активизировались. Провозглашенные М. Горбачевым принципы «перестройки» и «гласности», вновь создали условия для активизации армянского сепаратизма. М. Горбачев, окружение которого, в основном, состояло из высокопоставленных чиновников армянского происхождения, в октябре 1987 года добился того, что Гейдар Алиев, занимавший пост первого заместителя председателя Совета Министров СССР, был отправлен в отставку и выведен из состава Политбюро ЦК КПСС. 16 ноября 1987 года советник М. Горбачева по экономическим вопросам, Абель Аганбегян, встретился с группой французских армян в отеле «Интерконтиненталь» в Париже и предложил им свое видение проблемы: «Я был бы рад, если бы Нагорный Карабах вернули Армении. Как экономист, я считаю, что у них куда более тесные связи с Арменией, нежели с Азербайджаном. Я уже внес подобное предложение и надеюсь, что эти идеи будут воплощены в жизнь в духе перестройки и демократии». [124]
В августе 1987 года армяне Нагорного Карабаха и Армении, собрав 75 тысяч подписей, отправили их в Кремль. В Москву из Нагорного Карабаха были отправлены две делегации. 18 октября, в Иреване, под предлогом нерешенных «экологических проблем» прошел первый митинг, на котором были выдвинуты лозунги с требованиями о присоединении Нагорного Карабаха к Армении. Напряженность, возникшая в Иреване, постепенно распространилась и на районы Армении. От азербайджанцев требовали подписать петиции о присоединении к Армении Нагорного Карабаха. В случае отказа их избивали и оскорбляли.
Армянское лобби в Кремле, а также армянская элита России и Армении, мобилизовали все свои ресурсы для того, чтобы решить вопрос присоединения Нагорного Карабаха к Армении.
В ноябре того же года, во время визита М. Горбачева в США, его супруга Раиса Горбачева встретилась с представителями армянской диаспоры. Особую активность, в организации этой встречи, проявила Лиана Завеновна Дубинина, супруга, бывшего в то время послом СССР в США, Юрия Дубинина. Представители диаспоры, знавшие об алчности Раисы Горбачевой, поднесли ей ценные подарки и попросили ее способствовать тому, чтобы М. Горбачев поддержал требования армян в связи с Нагорным Карабахом.
В результате нападений армян на азербайджанские населенные пункты, 25 января 1988 года в Азербайджан из Кафанского и Мегринского районов Армянской ССР в товарных вагонах прибыли первые беженцы-азербайджанцы, которые были размещены в Абшеронском районе. Все эти события держались в тайне от общественности.
12 февраля 1988 года в Ханкенди (бывший Степанакерт) прошел первый митинг.
18 февраля 1988 года Георгий Шахназаров, потомок карабахских меликов, был назначен новым помощником М. Горбачева, после чего, в соответствии с армянским сценарием, события вокруг Нагорного Карабаха стали развиваться интенсивнее.
20 февраля на сессии Совета народных депутатов НКАО, при участии только армянских депутатов, было принято решение о выходе автономной области из состава Азербайджанской ССР и включении ее в состав Армянской ССР. После того, как Верховный Совет Азербайджанской ССР отверг антиконституционное решение Совета народных депутатов НКАО, националистические руководители Армении стали воплощать в жизнь программу партии «Дашнакцутюн» «Армения без тюрков».
С 20 февраля 1988 года в Иреване начались массовые митинги, участники которых выдвигали лозунги – «Армения должна быть очищена от турок», «Армения только для армян». 21 февраля, на второй день, митингующими были сожжены: действующая в Иреване Демирбулагская мечеть (в начале XX века в городе функционировало 8 мечетей), азербайджанская средняя школа им. М. Ф. Ахундова, весь реквизит Иреванского государственного азербайджанского драматического театра им. Джафара Джабарлы. Также в городе сжигались дома азербайджанцев, выражавших протест против этих событий. 18 июля 1988 года при пособничестве главы армянского лобби в Кремле, помощника М. Горбачева Г. Шахназарова и секретаря ЦК КПСС А. Яковлева (шурин Серго Микояна, редактора журнала «Латинская Америка», был помощником  А. Яковлева),поэтесса и публицист Сильва Капутикян и писатель, политический и общественный деятель Зорий Балаян были приняты Генеральным секретарем ЦК КПСС М. Горбачевым. На полуторачасовой встрече они представили М. Горбачеву карту тюркского мира и подложные исторические справки, стараясь убедить его в невозможности нахождения НКАО в составе Азербайджана. Однако, М. Горбачев отверг идею передачи Нагорного Карабаха Армении. При этом, он обещал выделить на социально-экономическое развитие НКАО 400 миллионов рублей – гигантскую для того времени сумму. М. Горбачев, зная, что на территории СССР существовало 19 потенциальных очагов противостояния на этнической почве, понимал, что изменение границ посредством передачи Нагорного Карабаха Армении может привести к распаду СССР. Г. Шахназаров через С. Капутикян и З. Балаяна передал митингующим в Ереване: «Скажите им, что скоро состоится конференция по национальному вопросу. Там будет принято решение». [125]
27 февраля первый заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС Карен Брутенц прибыл в Ханкенди, где провел тайную встречу с руководителями армянских сепаратистов, в ходе которой он советовал им отказаться от своих требований.
Армяне, убедившись в том, что М. Горбачев не решится передать Нагорный Карабах Армении, задумали привести в исполнение заранее подготовленный план – спровоцировать беспорядки в городе Сумгаит. Беспорядки с участием азербайджанской молодежи начались 28 февраля и продолжались 2 дня. Эта провокация была устроена с целью довести до мировой общественности невозможность совместного проживания армян с «дикими» азербайджанцами, а также для того, чтобы оправдать армянский сепаратизм в Нагорном Карабахе. Левон Тер-Петросян, один из лидеров созданного в Ереване движения «Карабах», впоследствии ставший первым президентом Армении, однажды высказал одному из своих собеседников мысль о том, что после сумгаитских событий азербайджанский народ впал в состояние шока и, что если бы руководство страны, воспользовавшись этим моментом, вынесло бы решение о присоединении НКАО к Армении, то азербайджанский народ не смог бы воспротивиться этому решению.
В результате сумгаитских событий было убито 26 армян, пятерых из них, как установило следствие, убил один из организаторов беспорядков, армянин Эдуард Григорян. Были убиты также 6 азербайджанцев. События в Сумгаите стали поводом для армянских националистов, которые организовывали убийства и грабежи азербайджанцев, проживающих в Армении.
29 февраля 1988 года на заседании Политбюро ЦК КПСС Генеральный секретарь ЦК КПСС М. Горбачев сообщил: «В Ереване распространены листовки: кончайте, армяне, митинговать, беритесь за оружие и давите турок!».
Отдельные руководители районов в Армении, используя экономические методы давления на азербайджанцев, ограничивали подвоз в азербайджанские деревни продовольствия и товаров массового потребления. Азербайджанцев, ездивших по делам в города и районные центры республики, оскорбляли, избивали и грабили. Для азербайджанцев, проживающих в районных центрах, и особенно в Иреване, сложилась невыносимая обстановка. Существовавшая в городе единственная азербайджанская средняя школа, а также 8-летняя азербайджанская школа, Иреванский государственный азербайджанский драматический театр им. Джафара Джабарлы, азербайджанский сектор филологического факультета Иреванского педагогического института им. Х. Абовяна были закрыты, и азербайджанская интеллигенция вынуждена была покинуть город.
15 июня 1988 года на сессии Верховного Совета Армянской ССР, было принято постановление о присоединении НКАО к Армении, а также обращение к Верховному Совету СССР с просьбой рассмотреть и положительно решить этот вопрос. После того, как 17 июня Верховный Совет Азербайджанской ССР отверг эти незаконные требования, положение азербайджанцев в Армении еще более ухудшилось.
17-20 июня армянские вооруженные отряды, собравшиеся в Иреване на Театральной площади, совершили нападения на азербайджанцев в местах компактного их проживания в окрестностях Еревана: центр Масисского (Зангибасарского) района, деревни Зангилер, Захмат, Дамирчи, Достлуг, Низами, Сарванлар. Более десяти тысяч беззащитных азербайджанцев вынуждены были отойти к советско-турецкой границе и заночевать там. В эти дни более 20 азербайджанцев были ранены. В районном центре Масис из своих домов было выселено более 3 тысяч азербайджанцев. Во время этих погромов расположенные в районе вооруженные силы Министерства внутренних дел СССР бездействовали, ограничиваясь лишь позицией стороннего наблюдателя.
18 июля 1988 года, на заседании Президиума Верховного Совета СССР, был обсужден вопрос о Нагорном Карабахе. Было принято решение о недопустимости изменения границ между республиками, после чего армянские националисты стали организовывать во многих местах митинги, на которых звучали призывы изгнать всех азербайджанцев из Армении. Член-корреспондент Академии Наук Армении Роберт Казарян, выступая на митинге 4 ноября 1988 года, призывал: «с помощью отрядов, всячески обеспечить эмиграцию (т.е. изгнание азербайджанцев – Н. М.). Впервые за эти десятилетия нам предоставлена уникальная возможность очистить Армению. Я считаю это самым большим достижением нашей борьбы за эти десять лет». [126]
Российский историк Юрий Помпеев описал депортацию азербайджанцев из Армении осенью 1988 года: «Беззащитных и безоружных азербайджанцев, часто без одежды и скарба, выгоняли из домов: «Вон из Армении, проклятые турки!». [127]
Азербайджанцы, проживавшие в городах и деревнях Армении, оказались в тяжелом положении, особенно трудно было азербайджанцам, жившим в Иреване. Из-за беспрерывных, продолжающихся неделями, митингов они не могли выйти из дома, купить продукты, пойти на работу. Армяне, прибывшие из Сумгаита, узнавали адреса квартир, принадлежащих азербайджанцам, и с помощью вооруженных отрядов захватывали их, изгоняя хозяев. Машины, перевозившие имущество азербайджанских семей, обменявшихся квартирами с армянами, проживавшими в Азербайджане, грабились или сжигались вооруженными отрядами, а сопровождавших машину азербайджанцев или убивали, или наносили им тяжелые телесные повреждения.
В середине ноября 1988 года из Армении в Азербайджан прибыло более 80 тысяч азербайджанских беженцев. 17 ноября в Баку, во время митинга на площади «Азадлыг», число участников которого достигло более полумиллиона человек, было принято решение потребовать предоставления автономии азербайджанцам, проживающим в Армении. Армянское телевидение сразу же показало фрагменты этого митинга и неоднократно озвучивало требование этого решения. Это решение вызвало обеспокоенность у армянского руководства. По требованию комитета «Карабах» была отложена начавшаяся 22 ноября сессия Верховного Совета Армянской ССР. Работа сессии была отсрочена якобы для того, чтобы депутаты и руководители районов смогли «обеспечить общественный порядок» на местах. На самом же деле участникам сессии были даны инструкции по проведению в течение недели акций по очистке Армении от азербайджанцев.
В обращении к трудящимся Армении от имени ЦК КП Армении, Верховного Совета Армянской ССР, Совета Министров Армянской ССР от 25 ноября 1988 года говорилось о том, что в отдельных районах республики имеют место столкновения между армянами и азербайджанцами, государственные органы принимают все меры для предотвращения эскалации напряженности. На самом же деле, никаких столкновений не было. Армянские вооруженные отряды, как и в 1918-1920 гг., нападали на азербайджанские населенные пункты, жители которых насильно изгонялись, а имущество грабилось. Несмотря на то, что в тот же день в Иреване был введен комендантский час, это никак не повлияло на ситуацию. Последние азербайджанские семьи, предки которых испокон веков жили в Иреване, стали покидать город.
Последняя декада ноября 1988 года стала последним этапом последней депортации азербайджанцев Армении. В Армении, за исключением 10 тысяч азербайджанцев, живших в блокадном положении на территории Амасийского района, можно сказать не осталось ни одного азербайджанца.
Официальный Иреван же продолжал издавать газету «Совет Эрменистаны» («Советская Армения») на азербайджанском языке и передавать получасовые программы, на азербайджанском языке по армянскому радио. Тем самым создавалась видимость того, что азербайджанцы проживают в Иреване не только в условиях безопасности, но и издают газету и вещают передачи по радио. В какой напряженной обстановке жили и работали азербайджанцы перед вынужденным отъездом, можно узнать из писем редактора газеты «Совет Эрменистаны» Зарбели Гурбанова в ЦК КП Армении. В своем письме от 14 августа 1988 года, адресованном второму секретарю ЦК КП Армении, он указывал, что в городе Иреван осталось всего 24-25 азербайджанских семей. В письме редактора от 25 ноября, адресованном Бюро ЦК КП Армении, говорилось о том, что в связи с событиями в НКАО и вокруг нее, газета более не имеет возможности для нормальной деятельности. Далее З. Гурбанов писал: «Только в июне-июле месяце нынешнего года 23 сотрудника редакции (среднесписочный состав 32 человека), ощутив непосредственно на себе давление и прямые угрозы со стороны безответственных элементов, уволились с работы и переехали на постоянное место жительства в Азербайджан. …Но с 22 ноября 1988 года обстановка резко изменилась и еще 5 сотрудников (машинистки, корректоры и лит. сотрудник), уволившись с работы вынужденно покинули республику.
В сложившейся ситуации издание газеты «Совет Эрменистаны» (Советская Армения) невозможно». [128]
После того, как азербайджанцы насильно, с применением оружия, были изгнаны из родных мест и процесс этнической чистки Армении завершился, 2 декабря 1988 г. под руководством заместителя Председателя Совета Министров СССР Б. Щербины была создана Государственная комиссия по оказанию помощи беженцам. 6 декабря 1988 года было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О недопустимых действиях отдельных должностных лиц местных органов Азербайджанской ССР и Армянской ССР, вынуждающих граждан покидать постоянные места проживания». Но это постановление было принято слишком поздно. Из проживавших в Иреване примерно 3,5 тысяч азербайджанцев остались всего лишь 4-5 азербайджанских семей, которые, не сумев обменяться квартирами с армянами, не могли покинуть город.
Одним из самых жестоких убийств, учиненных армянами, было убийство детей сотрудника газеты «Совет Эрменистаны» Джафара Мискарова, семья которого проживала в Иреване по адресу: улица Эстонакан, дом 12/1, кв. 56. Эльза Мискарова, 1955 года рождения и ее брат Видади Мискаров, 1956 года рождения, поверив своим армянским «друзьям» остались в Иреване для поиска приемлемого варианта по обмену своей иреванской квартиры на армянскую квартиру в Баку. Подвергнув Эльзу и Видади жестоким пыткам и убив их, убийцы сбросили их трупы в Азатское водохранилище, которое находится на территории Арташатского (Гамарлинского) района. Их трупы были найдены только через несколько месяцев. Еще два азербайджанца в 1988 году были убиты армянами в Иреване.
Депортация азербайджанцев из Иревана и в целом из Армении, можно сказать, завершилась к концу 1988 года. При этом армяне, проживавщие в Азербайджане, в особенности в Баку, до беспорядков, учиненных в январе 1990 года, проживали в нормальных условиях.
В целом, в период с 22 ноября до 7 декабря 1988 года в 22-х районах Армении, населенных азербайджанцами, 170 исключительно азербайджанских и 94 смешанных, где проживали азербайджанцы и армяне, населенных пунктов были очищены от азербайджанцев. В результате этнической чистки более 250-ти тысяч азербайджанцев были изгнаны со своих историко-этнических земель. 216 азербайджанцев были зверски убиты, тысячи женщин, детей, стариков получили телесные увечья, имущество десятков тысяч семей было разграблено.
После депортации азербайджанцев из Иревана в 1988 году по истечении короткого времени завершился и другой процесс. Армяне, пытающиеся представить себя миру как «самый древний и культурный народ», стерли с лица земли богатое культурное наследие и монументальные историко-архитектурные памятники, на протяжении веков созданные в Иреване азербайджанцами.