Наука и образование

Сотни деятелей науки, культуры, искусства, религии, имена которых запечатлены в истории Азербайджана, родились и выросли в одном из древних культурных центров Азербайджана, в городе Иреван. Путешественники, летописцы, исследователи, в разные времена, посетившие Иреван, описывали этот город как один из развитых центров науки и культуры Востока. Произведения иреванской интеллигенции, ученых в области науки, культуры и религии, в настоящее время хранятся в различных библиотеках, архивах и музеях мира.
После установления в средние века системы беглярбекского и ханского управления в Иреване были созданы благоприятные условия для развития науки и культуры. В результате миграционных процессов, вызванных разрушительными войнами и стихийными бедствиями, к сожалению, лишь малая часть произведений того периода дошла до наших дней. После завоевания Иреванского ханства русскими войсками в начале XIX века, большая часть состоятельной и образованной элиты покинула город. Имеются сведения о десятках деятелей науки и культуры, которые, будучи родом из Иревана, творили и создавали под фамилиями и псевдонимами «Иревани». Выдающийся азербайджанский литературовед и деятель просвещения Фирудин Кочарли, в конце XIX века некоторое время работавший в Иреване, по праву назвал город Иреван «меркези-улама, фузала и шуара» – т.е. центром ученых, добродетельных людей и поэтов. [129]
Из произведений отдельных авторов, статистических данных того времени и архивных документов можно получить довольно много сведений о положении науки и образования в городе Иреван.
И в период ханств, и в период российского завоевания ханы, беки, вельможи, религиозные деятели уделяли особое внимание тому, чтобы их дети получили превосходное образование. Многие состоятельные семьи посылали своих детей на учебу в зарубежные светские или высшие религиозные учебные заведения. Так как в Иреване исповедовали шиитский толк ислама, дети из состоятельных семей, в основном, получали высшее религиозное образование в Багдаде, Наджафе, Кербеле, Мешхеде, Хорасане, Тебризе и Каире. В этих городах взросли десятки аятолл, муджтахидов (высшее духовное лицо у мусульман), религиозных деятелей, носящих титул ходжат уль-ислам (один из высших шиитских религиозных титулов, наряду с аятоллой и великим аятоллой, рангом ниже аятоллы, примерно соответствует епископу в христианстве), которые, будучи родом из Иревана, носили фамилии «Иревани». Имена аятоллы Моллы Мухаммеда бин Мухаммед Багир Иревани-Наджафи, аятоллы Сеида Абдульмаджида Иревани, аятоллы Сеида Али Иревани, аятоллы Мирзы Абдульгусейна Иревани, Гаджи Мирзы Иревани, Мирзы Фазлали ага, которые оставили после себя богатое наследие, упоминаются среди знаменитых исламских ученых.
ir_141Аятоллахуль-узма Молла Мухаммед ибн Мухаммед Багир, прославившийся под псевдонимом «Фазил Иревани», родился в городе Иреван в 1817 году. После того, как Мухаммед получил начальное религиозное образование в Иреване, он отправился в Ирак, дабы усовершенствовать свои знания. В городе Кербела он завершил первый этап своего образования.
Затем Фазил переселяется в город Наджафи-Ашраф, который в свое время считался научной столицей джафаритского мазхаба (Мазхаб — школа шариатского права в исламе ) и посещает уроки великих муджтахидов (Муджтахид – мусульманский богослов, который имеет право выносить самостоятельные суждения и обязан опираться исключительно на коранические аяты и достоверные хадисы пророка Мухаммада, а не на суждения других богословов). После длительного образования и исследований, Фазил Иревани, проявив себя в качестве разностороннего муджтахида, приступил к преподаванию в научном центре города Наджаф. Многие студенты из Северного и Южного Азербайджана, прибывшие в Наджаф с целью религиозного образования, посещали именно уроки Фазила Иревани.
Фазил Иревани руководил пятничным намазом в мечети Шейха Туси в городе Наджаф.
Этот великий человек обладал глубокими религиозными знаниями. Фазил Иревани в течение всей жизни усердно трудился на пути распространения исламского просвещения и написал ценные книги. В источниках упоминается примерно 15 книг, принадлежащих его перу. Особенно известны следующие книги Фазила Иревани: «Комментарии к толкованию Бейзави», «Иджтихад и таклид», «Усулуль-фикх», «Истисхаб», и т.д.
ir_363-aСыновья Фазила Иревани – Шейх Джавад, Шейх Махмуд и Шейх Муртаза получили блестящее религиозное образование. Брат ученого, Шейх Али Аскер Иревани, также получил образование у выдающихся ученых в Наджафе и Кербале. Сын Шейха Али Аскера Хаджатуль-Ислам Гаджи, Шейх Муса Наджафи Иревани, занимал особое положение среди исламских ученых своего времени.
Посвятивший всю свою жизнь процветанию и проповедованию исламского просвещения, Аятоллахуль-узма Фазил Иревани скончался в ноябре 1888 года в городе Наджаф и был похоронен там же.
Уроженец города Иреван, выдающийся азербайджанский врач и ученый Гаджи Сулейман Каджар Иревани (XVIII век) написал на персидском языке произведение под названием «Фаваид ал-хикмат» (Польза мудрости), которое завоевало большую славу не только в Азербайджане, но также в Средней Азии и Иране. Эта книга – средневековая фармацевтическая энциклопедия и повествует о тысячах лекарственных растений, лечебных качествах животных и минералов. Редкие экземпляры рукописей произведения «Фаваид ал-хикмат» хранятся не только в Институте рукописей им. Мухаммеда Физули Национальной академии наук Азербайджана, но и в Иране и Египте. Книга состоит из двух частей. В первой части приводится алфавитный перечень лекарственных средств. Вторая часть представляет собой толковый словарь средневековых фармацевтических терминов. Здесь названия растений, животных и минералов даны на азербайджанском, турецком, арабском, персидском, греческом, китайском, индийском и других языках. [130] 
В 1782 году иреванский хан Гусейнали хан пригласил из Тебриза каллиграфа, чтобы тот привел в порядок официальную документацию ханства и его личную переписку. Оригиналы этих рукописей, которые являются ценными источниками по Иреванскому ханству и истории города Иреван, были собраны и оформлены в виде книги под названием «Диван Гусейнали хана». Единственный экземпляр рукописи «Диван Гусейнали хана», в настоящее время, хранится в Государственном музее Армении. (Рукопись № 5039/1121). [131]
ir_262В научном архиве Института истории Национальной академии наук Азербайджана хранится рукопись произведения «Письма Гусейнали хана Иреванлы». (Дело 7415). Произведение было собрано в период правления Гусейнали хана писарем ханской диванханы (диванхана – совет и канцелярия при правителе), а затем визирем Мухаммедом Муслумом Гудси. В «Письмах» были собраны письма, посланные иреванскими правителями в 1789-1791 гг. Османскому султану, Картли-Кахетинскому царю Ираклию II, Хойскому хану Ахмед хану, Гарабахскому хану Ибрагимхалил хану. В письмах даются обширные сведения о политических, экономических, торговых связях, управленческой системе, формах собственности и налогах в Иреванском ханстве. [132] 
Армянский историк Тадевос Акопян пишет, что в 1923 году из всех мечетей и церквей Иревана были собраны рукописи и переданы в фонд рукописей Эчмиадзинской церкви. Рукописи, хранившиеся в мечетях, были в основном на арабском и персидском языках. Большую их часть составляли Коран и другие религиозные книги об исламе. Среди этих рукописей также были стихи светского содержания и образцы художественного творчества на арабском и персидском языках. В рукописях, хранившихся в домах, содержались ценные сведения относительно истории.[133] Полная информация о системе образования в городе Иреван была дана в труде русского историка и статистика Ивана Шопена «Исторический памятник состояния Армянской области в эпоху ее присоединения к Российской империи», изданном в Санкт-Петербурге в 1852 году.  Автор провел камеральную перепись на этой территории после завоевания Иреванского ханства Россией в 1829-1831 годах. Из этих сведений становится ясно, что система образования на территории Иреванского ханства, по сущности, ничем не отличается от системы образования других ханств Азербайджана.
ir_087По И. Шопену, образованием на территории Иреванского ханства занято в основном духовенство, имеющее определенное образование. При каждой мечети состоит более или менее значительное медресе. В младших классах учителя называются мударисами, а в старших классах вайзамами (профессоры). В медресе наряду с просторными классами располагались небольшие комнаты – кельи, в которых проживали ученики. Порой в некоторых мечетях преподавали именитые муджтахиды (муджтахид – высшее духовное лицо у мусульман), к которым со всех уголков страны стекались ученики. В преддверии падения Иреванского ханства только лишь в восьми мечетях Иревана обучались 200 учеников.
По сведениям И. Шопена, мусульманские ученые все науки делят на три главные отрасли (области): Аль-арабиат, Аль-шариа и Аль-хакимиа. В первую область в основном входили: правила арабского языка, история и чтение Корана; во вторую – толкование Корана, изучение хадисов, основы исламского правоведения, схоластическое богословие; в третью – логика, математика, география и астрономия, изучение медицины и теоретической философии. И в школах, и в медресе особое внимание уделялось чистописанию. [134] 
На территории Иреванского ханства, кроме школ и медресе, существовал и индивидуальный вид обучения. Образованием детей хана или сардара, знати и купцов в домашних условиях занимались отдельные учителя.
По сведениям И. Шопена, в доме каждого мусульманина можно найти по несколько экземпляров руководства по разным предметам преподавания, в особенности Коран и книги по шариату. Автор отмечает, что каллиграфически переписанные образцовые стихотворения очень дорого стоят. Исторические же книги продаются по баснословным ценам. Он также отмечает, что армяне бедны книгами и только в домах у более зажиточных армян иногда можно было увидеть  «Библию» или Псалтырь. [135]Все это еще раз доказывает, что Иреван в период ханств, и в самом деле, являлся одним из развитых центров науки и культуры Азербайджана, где особое внимание уделялось образованию.
Учитель подготовительного класса Иреванской прогимназии Степан Зелинский (армянин по национальности) в своей статье «Город Иреван», напечатанной в «Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа», отмечал, что в 1880 году при мечетях города Иреван получали образование 153 ученика, а их обучением занимались 8 учителей. С. Зелинский пишет, что кроме этих школ в Иреване существовали еще и высшая мусульманская школа, в которой не взымали оплату с учеников за образование, а, наоборот, в зависимости от успехов ученика в учебе, мечеть им выплачивала в виде награды от 3 до 10 рублей в год. Автор также пишет о том, что большую часть учеников высшей мусульманской школы составляли сельские жители и, что численность их ежегодно доходит до 60. По окончании полного курса ученик принимает сан ахунда и имеет право носить чалму. [136]Можно предположить, что эта школа функционировала при главной городской мечети Джума или мечети Гусейнали хана.
14 января 1832 года, в период российского завоевания, в городе Иреван открылась первая государственная двухклассная уездная гимназия. Организатором и инспектором этой школы, расположенной в Иреванской крепости, был студент Московского университета А. Зубоев. В труде «Обозрение российских владений за Кавказом», изданном в 1836 году в Санкт-Петербурге, говорится, что в городе Иреван находится одно народное училище, в котором обучалось до 60 мальчиков, одно армянское, переведенное из Эчмиадзина в 1827 году, и 8 татарских (азербайджанских). Во всех этих 9 заведениях учатся до 120 человек, платящих учителям, по состоянию, от 20 копеек до 1 рубля серебром в месяц. [137] 
15 марта 1868 года Иреванское уездное училище было преобразовано в четырехклассную прогимназию. В этой школе, где получали образование и азербайджанские дети, преподавали предметы: уроки по религии, русский, татарский (азербайджанский), армянский, латинский, французский языки, а также историю, географию, математику и естествознание. Степан Зелинский в своей вышеупомянутой статье «Город Иреван» (стр. 48) указывает, что на протяжении 30 лет, с 1850 года по 1880 год, Иреванское уездное училище и прогимназию закончили, в целом, 558 татар (азербайджанцев). 
31 марта 1881 года прогимназия была преобразована в гимназию, а впоследствии стала называться Иреванская мужская гимназия. По сведениям на 1 января 1883 года из 237 учащихся в Иреванской гимназии 37 были азербайджанцами. [138] По имеющимся сведениям, в Иреванской мужской гимназии, со времени, когда она начала действовать как Иреванское уездное училище, и до ее закрытия 6 августа 1918 года, уроки шариата и предмет азербайджанский язык преподавали: в 1836-1856 гг. Молла Таги Махмуд оглу, в 1856-1885 гг. Мирза Алекпер Эльханов, в 1885-1895 гг. Фирудин бек Кочарли, в 1895-1905 гг. Исмаил бек Сефибеков, в 1905-1906 годах Мирза Мухаммед Шейхзаде, в 1907-1918 гг. шейх Абусаттар Казымов. [139]
Иреванская мужская гимназия взрастила целую плеяду выдающихся общественных и государственных деятелей, а также деятелей науки, культуры и искусства Азербайджана. Выпускниками Иреванской гимназии были такие известные государственные деятели Мамед бек Газиев, Теймур бек Макинский, Акпер ага Шейхульисламов, Нариман бек Нариманбеков, Мухаммед Магеррамов, Азиз Алиев, также деятели науки и просвещения Мир Юсиф Мирбабаев, Мустафа бек Топчубашев, Ахмед Раджабли, Магсуд Мамедов, и генералы Габиб бек Салимов, Гамбай Везиров. Несмотря на то, что некоторые азербайджанские выпускники Иреванской гимназии были изгнаны из Иревана в результате геноцида 1918-1920 годов, оставшиеся здесь в годы советской власти, проделали важную работу в области народного просвещения и ликвидации безграмотности в Иреване. Некоторые выпускники Иреванской мужской гимназии стали учителями в уездных школах, а другая часть продолжила свое образование в различных высших заведениях России.
Одним из учебных заведений, функционирующих в Иреване, было женское учебное заведение Святой Рипсиме. По инициативе Елизаветы Воронцовой, жены наместника Кавказа Михаила Воронцова, и решению правления благотворительного общества Святой Нины, функционирующей в Иреване, было учреждено женское учебное заведение Святой Рипсиме. 9 июля 1884 года это учебное заведение было преобразовано в трехклассную прогимназию. 30 мая 1898 года прогимназия была преобразована в восьмиклассную гимназию с подготовительным классом. Дочери состоятельных азербайджанцев также получали образование в этом платном учебном заведении. Только за 1916-1918 гг. гимназию Святой Рипсиме окончили 35 азербайджанок. [140] В «Памятной книжке» Иреванской губернии за 1914 год отмечалось, что в этой гимназии уроки шариата и азербайджанский язык преподавал Гашим бек Нариманбеков.
Первым инициатором написания учебника по преподаванию родного языка азербайджанским детям был, учитель азербайджанского языка Иреванской мужской гимназии, Мирза Алекпер Эльханов. М. А. Эльханов, переняв педагогические идеи видного русского педагога К. Ушинского, написал учебник по родному языку «Алфавит татарского (азербайджанского) языка». 25 июня 1882 года рукописи учебника, составленного М. А. Эльхановым, были отправлены Управлением Кавказского учебного округа в Министерство народного просвещения России. 2 мая 1883 года Научный комитет министерства провел обсуждение, на котором было принято решение рекомендовать использование учебника Эльханова в качестве начальной хрестоматии по преподаванию азербайджанского языка. К сожалению, подготовленный к печати учебник, не вышел в свет при жизни М. А. Эльханова. [141]
Еще в 50-60 годы XIX века в Иреване открылись частные школы. Частные школы могли открывать только русские подданные, имеющие разрешение от Кавказского учебного округа. Частные школы были двух видов: традиционные духовные школы при мечетях и церквях, в которых учителя преподавали по индивидуальным программам, и вновь открывшиеся, приближающиеся по своим учебным программам к государственным школам. В 1863 году в Иреване было 15 азербайджанских и армянских школ. [142]
В 1865 году в Иреване функционировало 9 мусульманских духовных школ, в которых обучалось 223 ученика. В этот же период в 6 армянских духовных школах Иревана получали образование 150 учеников. [143]В 1866 году число учеников школ при мечетях достигало 596 человек. [144]
Многие семьи, будучи родом из Иревана, переселившись по различным причинам в Южный Азербайджан, не прерывали связей с Иреваном. Одним из них был азербайджанский просветитель, религиозный деятель и общественно-политический деятель Мирза Гасан Рушдийя. Гасан родился в 1851 году в семье религиозного деятеля. Первое образование получил от отца Молла Мехти, знавшего в совершенстве арабский и персидский языки, затем продолжил свое образование в Стамбуле и Бейруте. По возвращении в Тебриз, Гасан не смог осуществить свою идею по открытию школы нового типа (школы «усули-джадид»). В 1883 году он прибывает в Иреван и при содействии своего брата, проживающего в Иреване, открывает для местных мусульман светскую школу современного типа. Его первая педагогическая деятельность в Иреване была удачной. Школа Мирза Гасана, который взял себе в качестве псевдонима название турецких школ рушдийя (Рушдийя – турецкие школы светского характера), за короткое время завоевала большой авторитет. В этой школе с европейской методикой преподавания, наряду с родным языком, изучались персидский, русский и французский языки, география, геометрия, химия и другие предметы. Царская власть, заинтересованная в подготовке образованных местных чиновников, была довольна деятельностью Рушдийи и оказывала ему необходимую помощь. В 1888 году Мирза Гасан Рушдийя, возвратившись в Тебриз, с большим трудом сумел открыть первую современную школу. [145] 
Выдающийся азербайджанский ученый, критик, педагог Фирудин бек Кочарли после окончания в 1885 году Горийской учительской семинарии, по назначению был направлен на работу в Иреванскую мужскую гимназию. Как просветитель-демократ он видел корень общественного зла в невежестве, необразованности и прилагал все усилия для просвещения народа. Фирудин беку принадлежит исключительная заслуга в открытии школ нового типа в Иреване и обеспечении их учебными материалами. На пятый год работы в Иреване – т.е. в 1890 году, в своей статье «Письма из Иревана» Фирудин бек писал: Два-три года как в нашем городе открылась пара правильных и аккуратных школ, и мусульманские дети, как и дети других национальностей, получили возможность изучать науку и литературу по новому методу… Конечно же, у этих школ немало и недостатков, но есть надежда, что жители Иревана помогут в короткий срок решить материальные нужды школ. [146] Книга Фирудин бека Кочарли «Азербайджанская литература» повествует о некоторых школах Иревана, в том числе, в ней даются подробные сведения об открывших в Иреване школу интеллигентах Машади Исмаил Казымзаде и Мирзе Казым Аскерзаде.
Согласно написанному Фирудин беком, один из состоятельных купцов Иревана Машади Исмаил Казымзаде родился в 1846 году в Иреване. По достижении совершеннолетия, он, обучаясь в школе Мирзы Мухаммеда Нахчывани, известного поэта, журналиста и деятеля просвещения, в совершенстве выучил персидский и турецкий языки. Наряду с тем, что в 1866 году Машади Исмаил преподавал уроки шариата и турецкого языка в Иреванской городской школе, он также сам открыл школу. Ф. Кочарли пишет, что после его назначения на должность учителя Иреванской гимназии, он часто посещал Мирзу Исмаила и наблюдал, как тот с воодушевлением преподавал. Машади Исмаил Казымзаде, осознав недостатки преподавания по старым правилам, сам составил алфавит, чтобы обучать по методу усули-совти (т.е. произносить буквы не как слова, а как звуки). Несмотря на то, что эти его шаги стали объектом для насмешек со стороны ретроградов, Машади Исмаил продолжал работать в этом направлении. Машади Исмаил Казымзаде, писавший стихи под псевдонимом «Безми», скончался в 1888 году в Иреване.
Из сведений, данных Ф. Кочарли о Мирзе Казым Аскерзаде, становится ясно, что М. К. Аскерзаде родился в 1832 году в поселке Барагуш близ города Сараб. После того, как М. К.  Аскерзаде получил свое первое образование в Тебризе, он, будучи еще молодым, переехал в Иреван и в консульстве Ирана в Иреване ведал делопроизводством. Впоследствии из-за стремления к обучению детей, он, бросив свою работу, открыл особую школу, в которой и преподавал. О Мирзе Казыме, преподававшем по методу усули-совти, Ф. Кочарли писал, что школа Мирза Казыма завоевала уважение у всех жителей Иревана и, несомненно, он безукоризнен в своей профессии и со всей душою относится к обучению детей. Ф. Кочарли пишет, что он с  М. К.  Аскерзаде были близкими друзьями, и чтобы усовершенствовать свои знания и мастерство в области преподавания, Аскерзаде, с разрешения директора Иреванской мужской гимназии, посещал уроки Ф. Кочарли и Чистякова, который был очень способным и талантливым учителем подготовительного класса. Ф. Кочарли, ссылаясь на Аббаса Мухаммедзаде, пишет, что Мирза Казым написал книгу в 5-ти томах, 4 из которых посвящены обучению детей. Другие, ненапечатанные книги Мирза Казыма называются: «Элми-хесаб», «Сарфу нахви-фарси», «Элми-балагат», «Театральная повесть», «Вачибиййати-шариййа». Ф. Кочарли пишет, что он считает, что книга Мирза Казыма, посвященная правилам шариата, превосходит книгу «Джамеи-Аббаси», которая на тот период времени использовалась в школах в качестве учебника. Ф. Кочарли пишет, что помимо этих книг, для обучения в начальных классах на турецком языке, в прозе и стихах, он составил книжицу, в которую входили небольшие рассказы, сказки, а также написанные им самим стихи для детей.
Ф. Кочарли особо отмечает, что Мирза Казым считал вопрос изменения арабского алфавита очень важным и видел причину отставания от прогресса, как и Мирза Фатали Ахундов, в недостатках алфавита. В 1892 году Мирза Казым скончался от распространившейся в Иреване холеры.
Ф. Кочарли пишет, что Ахунд Мирза Али одновременно с Мирзой Казымом открыл школу в Иреване. Ахунд Мирза Али, также как и Мирза Казым, посещал уроки Чистякова и изучал у него пути применения системы светского образования.[147] Еще одной частной школой, функционирующей в Иреване, был пансион, открытый Софией Стасюлевич в 1877 году. В вышеупомянутой статье «Город Иреван» С. Зелинский записал свой разговор с учредителем первого частного пансиона города (52-53 стр.). С. Стасюлевич, проживая в Нахчыване, познакомилась с Калбалы ханом Нахчыванским и стала в частном порядке обучать двух его детей. Калбалы хан, оставшись довольным успехами своих детей, посоветовал Софии поехать в Иреван и заняться там воспитанием мусульманских детей. Прибыв в Иреван, София прежде всего обращается к местным ханам с просьбой помочь ей открыть пансион для мусульманских детей, однако не получает от них положительного ответа. Затем Зелинский пишет, что, к ее счастью, нашелся в городе некто Шафи бек, который предложил Софии обучить двух его детей бесплатно, с тем, что он найдет для нее и других учеников. София арендовала дом, и вскоре число ее учеников стало понемногу увеличиваться, а к концу второго года у нее уже обучалось до 15 мусульманских детей. Впоследствии число ее учеников достигло 45 благодаря искусству обучения и материнской заботе по отношению к детям. Ученики, поступающие из ее пансиона в прогимназию, становились самыми лучшими учениками. Армяне и русские, увидев успехи, завоеванные пансионом Софии, стали также отправлять туда своих детей. За 1877-1880 гг. в пансионе С. Стасюлевич обучалось 105 учеников, из них 58 – азербайджанцы, 43 – армяне и 4 – русские.
Открытая в 1880 году начальная школа города Иреван в 1900 году была преобразована в трехклассную школу им. Пушкина. В 1901 году при школе им. Пушкина была открыта воскресная школа. В школу принимались иреванцы, в возрасте от 16 до 50 лет, вне зависимости от национальности и вероисповедания. В школе им. Пушкина, наряду с русским и другими языками, преподавали также и азербайджанский язык. Мирза Гусейн Ахундов был заведующим мусульманским отделением школы и преподавал азербайджанский язык. Салех Гюлличинский, принимавший активное участие в установлении советской власти в Армении, был также выпускником школы им. Пушкина.
ir_366-a3 ноября 1881 года состоялось открытие первого класса Иреванской учительской семинарии, которая состояла из двух классов. Благодаря усилиям первого директора семинарии Якоба Сушевского, в первый же год в семинарию были привлечены 9 учителей и 42 ученика. В 1882 году в семинарии открылся второй, а в 1883 году – третий класс. Как и все учительские семинарии на Кавказе Иреванская учительская семинария состояла из 4 классов.
В формировании педагогического контингента Иреванской учительской семинарии в основном использовались выпускники Горийской учительской семинарии. Согласно положению семинарии, в это учебное заведение принимались только мальчики. При семинарии также действовала начальная школа. Семинаристы проходили педагогическую практику в этой школе. Ордубадская городская школа считалась опытной школой для этой семинарии. Наряду с тем, что в семинарии преподавали различные предметы, там также добровольно преподавали некоторые профессии – столярничество, переплетное дело, овощеводство и шелководство. [148] В отчете Иреванской учительской семинарии, выпускающей учителей для кавказских школ, указывалось, что за период между первым выпуском 1884 года и выпуском 1895 года семинарию окончили 123 человек, из которых 23 азербайджанца, а остальные представители других национальностей. Из отчета директора семинарии В. Добрынина за 1918 год, становится ясно, что за 1915-1916 учебный год семинарию окончили 19 азербайджанцев, за 1916-1917 – 22 азербайджанца, а за последний 1917-1918 учебный год – 23 азербайджанца. В общем, за три года семинарию окончили 316 человек, из которых 64 азербайджанца и 2 турка. [149]
В Иреванской учительской семинарии наряду с предметами богословие, русский язык, арифметика, геометрия, география, история и биология преподавался и татарский язык (азербайджанский язык). Ахунд Мухаммед Багир Газызаде долгое время преподавал шариат в Иреванской учительской семинарии, а Алескер Керимов, Рагим Халилов, Рашид бек Шахтахтинский, Мирза Джаббар Мамедов преподавали азербайджанский язык.
Первый выпуск Иреванской учительской семинарии был в 1884 году. В том году выпускниками школы были 5 человек. В конце XIX века большая часть учителей и директоров деревенских школ Закавказья, сдав экзамены экстерном, получила право на преподавательскую деятельность.
Известные личности, такие как Гашим бек Везиров, Гамид ага Шахтахтинский, Таги бек Сафиев, Ибадулла Муганлинский, Шамил Махмудбеков, Джаббар Мамедов были выпускниками Иреванской учительской семинарии. Выпускники Иреванской учительской семинарии назначались учителями в функционирующие на территории губернии русско-татарские школы.
ir_143Гашим бек Везиров родился в Шуше в 1868 году. После окончания Шушинской реальной школы он поступил в Иреванскую учительскую семинарию. Окончив Иреванскую учительскую семинарию, он проработал учителем и директором школы сначала в деревне Беюк Веди, а затем  в деревне Алпоут Джаванширского уезда, в деревне Кичик Койнек Шекинского уезда и в деревне Барда Джаванширского уезда. Гашим бек Везиров в 1907-1916 гг. издавал в Баку газеты «Тезе хаят», «Иттифаг», «Сада», «Садайи-ветен», «Садайи-хагг», «Садайи-Кавказ» (на русском языке) и журнал «Мезели».
Гамид ага Шахтахтинский окончил Иреванскую учительскую семинарию в 1899 году и в той же семинарии работал преподавателем русского и азербайджанского языков. Он был также одним из активистов Иреванского мусульманского благотворительного общества. По окончании юридического факультета в Одессе в 1912 году, он работал в Гяндже и Баку. В период Азербайджанской Демократической Республики Гамид ага Шахтахтинский, будучи членом Парламента во 2-м, 3-м и 4-х кабинетах правительства, работал заместителем министра просвещения, а в 5-м кабинете – министром просвещения и вероисповеданий. После установления Советской власти в Азербайджане Гамид ага Шахтахтинский, проработав на ответственных постах в системе образования, в 1941 году был репрессирован и 1944 году скончался в ссылке в Архангельском крае. [150]
В мае 1918 года на территории Иреванской губернии было создано первое армянское государство – Армянская (Араратская) Республика, после чего прекратила свою деятельность Иреванская учительская семинария.
Один из видных педагогов своего времени Акбер Мехди оглу Акберов в 1898 году поступил в русско-татарскую школу в Иреване и в 1903 году окончил ее. В 1907 году Акбер Акберов, окончив Иреванскую учительскую семинарию, был назначен учителем в школу Гашим бека Нариманбекова. Затем он поехал в Тебриз и там какое-то время занимался преподавательской деятельностью. В 1911 году Акбер Акберов, возвратившись в Иреван, стал работать учителем в Иреванской мусульманской школе. Из письма, посланного Акбер Акберовым в июне 1913 года видному азербайджанскому литератору и педагогу Абдулле Шаигу, становится ясно, что он с  Джаббаром Мамедзаде отправил свой учебник «Краткие правила арифметики» для издания его в Баку. Акбер Акберов попросил Абдуллу Шаига отредактировать эту книгу, отправленную в конце 1912 года. Акбер Акберов, несмотря на многократные обращения, так и не получив ответа от Абдуллы Шаига, обратился к нему посредством газеты «Садайи-хагг» с требованием вернуть отправленный для издания его учебник. Акбер Акберов опубликовал свое обращение 1 июля 1913 году в газете «Садайи-хагг» под заголовком «Открытое письмо». К сожалению, сведений об участи этого учебника нет. Несколько критических статей Акбер Акберова были опубликованы в газете «Игбал». [151] 
Окончивший в 1882 году Закавказскую (Горийскую) учительскую семинарию, Гашим бек Нариманбек оглу Нариманбеков 21 октября 1896 года открыл в Иреване русско-татарскую (азербайджанскую) школу. Вначале вместо предусмотренных 70 учеников в школу были приняты 100. В учебный план школы, утвержденный Министерством народного просвещения Российской империи, входили такие предметы как азербайджанский, русский, персидский, арабский языки, шариат и арифметика. Родной язык по звуковому методу преподавался по учебнику «Родная речь» А. Черняевского, персидский язык – «Гюлистан» Сади Ширази, русский язык – «Русский язык» М. Вольперина, арифметика – «Сборник задач» Евтушевского, уроки шариата по учебнику, составленному Фирудин беком Кочарли. В состав комиссии по учреждению русско-татарской (азербайджанской) школы входили Аббасгулу хан Иреванский (председатель), учитель азербайджанского языка Иреванской гимназии Исмаил бек Шафибеков, учитель азербайджанского языка Иреванской учительской семинарии Рагим Халилов и др. Иреванская интеллигенция часто помогала школе. Городские любители театра часто ставили спектакли, а собранные средства переводили в пользу русско-татарской школы. Губернская мечеть Иревана также оказывала материальную помощь школе.
В 1899 году, по инициативе Гашим бека Нариманбекова при его школе были открыты вечерние курсы для взрослых. Там преподавали русский язык, 4 действия по арифметике и родной язык. Русский язык и арифметику преподавал сам Г. Нариманбеков, а родной язык – Мирза Мамедвели Гамарлинский. В 1890 году посетивший Иреван Музаффараддин шах Каджар пожертвовал ученикам русско-татарской школы 300 манатов. [152] В «Памятной книжке Эриванской губернии за 1906 год» отмечается, что почетным блюстителем русско-татарского начального училища являлся Аббасгулу хан Иреванский, смотрителем – Гашим бек Нариманбеков, учителями – Гамид бек Шахтахтинский, Мустафа Раджабов, учителями по шариату – Маммед Газыев и Мирза Мамедвели Гамарлинский. [153] В той же серии за 1914 год отмечалось, что смотрителем Иреванского двухклассного русско-татарского училища являлся Гашим бек Нариманбеков, учителями – Евсюков, Мамедвели Гамарлинский, Васильев, а учителем по шариату – Ахунд Абдулла Газыев.
На основе опыта Иреванского русско-татарского (азербайджанского) мужского училища было открыто русско-татарское (азербайджанское) женское училище. Блюстителем двухклассного русско-татарского женского училища, расположенного в доме Ахунда Мамедбагира Газызаде, была княгиня Елена Чагодаева (жена вице-губернатора Иреванской губернии князя Алексея Чагодаева), заведующей – Антонина Калинина, учительницей – Пхакадзе, учителем по шариату – Мирза Мамедвели Гамарлинский. Несмотря на то, что в этой Памятной книжке указывалось на наличие еще одного начального русско-татарского женского училища, сведения об учителях не были приведены. [154]
Мирза Мамедвели Гамарлинский, был одним из тех педагогов, которые имели особые заслуги в деле развития образования в Иреване. Его отец Али Гамарлинский был генералом царской армии, а его старший брат Гусейнали Гамарли, эмигрировавший в 1915 году в Турцию, генералом турецкой армии. Его брат Али, окончив Горийскую семинарию, а другие братья Паша, Адил и Махмуд, окончив гимназию, стали преподавателями. В 1898 году Мамедвели Гамарлинский окончил русско-татарское училище в Иреване, и в марте 1900 года, сдав экзамен, получил звание учителя. В 1901-1911 гг. он проработал учителем в ir_274Иреванском русско-татарском училище. Его книга «Пословицы», была напечатана в 1889 году в типографии «Эдильсон». Одним из авторов учебника «Родной язык», изданного в 1907, 1908 и 1911 годах, был Мирза Мамедвели Гамарлинский. В 1906 году Мирза Мамедвели, во время участия на съезде учителей в Баку, был представлен Нариманом Наримановым Мирзе Алекберу Сабиру как один из видных просветителей Иреванского края. Во время встречи поэту были даны сведения о функционирующих в Иреване школах. Махмуд Гамарли, написавший о своем отце статью «Из воспоминаний моего отца», описывая это событие со слов своего отца, отмечает: Покойный Сабир от радости прослезился, проявив ко мне особое расположение и симпатию, и мы долгое время изливали друг другу душу. Я пригласил Сабира в гости в Иреван. Однако мы оба были в тяжелом положении. Наши дорожные расходы в Иреван оплатил Н. Нариманов. По окончании съезда мы отбыли в Иреван. Покойный Сабир, познакомившись с Гашим беком Нариманбековым, Гамид беком Шахтахтинским, Султановым, Газыевым и другими, сказал: «Мирза, ваши учителя, школы, методы преподавания, и особенно мусульманское женское училище меня поразили. В ближайшем будущем можем быть уверены, что и наш народ будет в первых рядах.» [155]
Видный азербайджанский писатель Мамед Саид Ордубади в своем произведении «Кровавые годы», повествующей о резне 1905-1906-х гг., учиненной армянами против азербайджанцев, написал о том, что Мухамедгулу бек Кенгярлинский открыл в Иреване первую на Кавказе мусульманскую женскую школу-пансион. Мухамедгулу бек, родившийся в 1864 году в Нахчыване в семье военного Шафи бека ir_280-aКенгярлинского, закончил в Санкт-Петербурге высшее военное артиллерийское училище, а выйдя в отставку, закончил юридический факультет. Мухамедгулу бек, вернувшись в Нахчыван, прожил там пару лет, а затем переехал в Иреван. Для защиты нарушенных прав мусульманского населения Иревана он, сдав экзамены, получает право на адвокатскую деятельность. 21 сентября 1903 года губернатор Иреванской губернии дал  разрешение Мухамедгулу беку на открытие школы в Иреване. Для преподавания в школе Мухамедгулу бек пригласил из Санкт-Петербурга двух учителей с высшим образованием Николая Ивановича Пивенштейна и Луизу Фай. Фотографию, сделанную в Иреванской женской школе Мухамедгулу бека, М. С. Ордубади включил в свою книгу «Кровавые годы». В марте 1905 года Мухамедгулу бек, прибыв в Санкт-Петербург, встретился с новоназначенным наместником Кавказа Илларионом Воронцовым-Дашковым и во время встречи довел до сведения наместника проблемы мусульман Иреванской губернии. Мухамедгулу бек, будучи и адвокатом, и директором школы, стал мишенью для армянских террористических организаций. 1 июня 1905 года Мухамедгулу бек, не выдержав угроз армянских террористов, вынужден был закрыть школу, и решил переехать в Париж, где он хотел продолжить свою деятельность в качестве юриста. 31 августа 1905 года армянские террористы, настигнув Мухамедгулу бека в Батуми, откуда он собирался поехать в Париж, убили его прямо на улице. В связи с убийством Мухамедгулу бека, в газетах «Каспи» и «Хейат» были напечатаны некрологи. Мухамедгулу бек Кенгярлинский был братом жены Джалила Мамедгулузаде Назлы ханум, скончавшейся в 1904 году в Тифлисе. Его тело было доставлено в Тифлис и предано земле рядом с могилой сестры. [156]
Ибадулла бек Муганлинский, выпускник Иреванской учительской семинарии 1902 года, также открыл пансион в Иреване. Выдающийся литературовед Азиз Шариф в 1906-1908 гг. получил образование в пансионе И. Муганлинского в Иреване и подготовительном классе Иреванской гимназии. В своих воспоминаниях он писал, что помимо пансиона, в котором он учился, в Иреване функционировал еще и пансион Джафар бека Джафарова. В пансионе И. Муганлинского, находящемся на улице Дашлы в Иреване, азербайджанский язык преподавал Джаббар Мамедов. Пансион состоял из двух этажей. Первый этаж занимали классные комнаты, а на втором располагались спальные комнаты. А. Шариф пишет о том, что в пансионе, в котором он учился, царила строгая дисциплина. [157]
Джафар бек Джафарбеков в 1897 году окончил подготовительную школу при Иреванской мужской семинарии. По окончании в 1901 году Иреванской учительской семинарии он был назначен воспитателем в школу Мухамедгулу бек Кенгярлинского. Впоследствии он работал учителем в Йенгиче и Александрополе. В письме Кавказского попечителя от 20 ноября 1907 года директору народных школ Иреванской губернии отмечается, что Джафар беку Джафарбекову дается разрешение на открытие 3-х степенного специального образовательного учреждения (при условии преподавания всех предметов на русском языке).[158]
Во всех частных школах и медресе Иревана наряду с уроками шариата преподавался и персидский язык, учебным пособием для которого стало произведение Саади Ширази «Гюлистан». К отцу Джаббара Мамедова, Мирзе Аббасу Мухаммедзаде, прекрасно знавшему персидский язык и его грамматику, с различных мест губернии стекались люди для изучения языка. Азиз Шариф также обучался у Мирзы Аббаса, изучая персидский язык посредством дословного перевода книги «Гюлистан». Мирза Аббас также в совершенстве выучил русский язык.
ir_080Аббас Мухаммедзаде, преподававший в Иреванской мужской семинарии, являлся автором ряда учебников. В 1912 году в типографии «Оруджев гардашлары» («Братья Оруджевы») в Баку была издана книга Мирзы Аббаса Мухаммедзаде «Гюлдасте». В эту книгу, на которой было написано «Для продажи в Иреване», вошли имеющие воспитательное значение образцы нравоучительных стихотворений Саади и Джами. Мирза Аббас включил в свою книгу «Гюлдасте» стихи, написанные им под псевдонимом «Рази» и призывающие народ к наукам и просвещению, стихи. Учебник «Бадрагатуль-Атфаль» (Подарок детям), написанный Мирза Аббасом Мухаммедзаде в 1913 году, был издан в Баку, Тифлисе и Иреване. В 1913 году в типографии «Братьев Оруджевых» в Баку был издан еще один учебник Мирзы Аббаса «Самоучитель фарсидского языка для русских». В 1918 году Мирза Аббас, спасаясь от резни, учиненной армянами в Иреване, перехал в Тебриз, где через год и скончался. [159]
В 1913 году в Иреване открылась еще одна начальная школа – азербайджанское женское училище. Материально-финансовое обеспечение этой школы возлагалось на городское самоуправление.
В дальнейшем, многие выпускники-азербайджанцы иреванских школ получили высшее образование в России и зарубежных странах. Габиб бек Салимов закончил Военную Академию, Нариман бек Нариманбеков вначале закончил физико-математический факультет Московского государственного университета, а затем юридический факультет в Харькове, сестры Ругиййа и Кюбра Мирбабаевы – медицинский факультет и факультет гуманитарных наук в Швейцарии, Мир Юсиф Мирбабаев, Мамед бек Газыев, Теймур бек Макинский, братья Адил бек и Акпер бек Газыевы – юридический факультет Московского государственного университета, Акпер ага Шейхульисламов – Петербургский институт инженеров путей сообщения, Мустафа бек Топчубашев – медицинский факультет Киевского государственного университета, Аббас ага Фараджов – Лейпцигский университет в Германии. [160]
В результате геноцида, учиненного армянами в 1918-1920-х гг. в Иреване, все азербайджанские школы были закрыты. Часть иреванской интеллигенции стала жертвой армянских зверств. Большая же часть интеллигенции покинула город. Часть иреванской интеллигенции спаслась бегством в Иране, другая – в Турции, а остальная – нашла прибежище в Азербайджане. Именитые роды, сформировавшиеся на протяжении сотен лет, рассеявшись, нашли приют в различных краях, родственные связи были прерваны, и они были вынуждены адаптироваться к новым традициям в новой обстановке.
После установления Советской власти в Армении только часть азербайджанцев, покинувших город в период правления дашнаков, смогла вернуться в Иреван. Азербайджанцы, во все времена составлявшие большинство населения на территории нынешней Армении, превратились на своей родной земле в «национальное меньшинство». 9 декабря 1920 года Совет Народных Комиссаров Армении издал декрет об отделении школ от церквей и мечетей и передаче их в распоряжение государства. 17 декабря 1920 года Народный комиссариат просвещения Армении издал приказ, в котором было принято решение об обучении в школах на родном языке, а также о бесплатном образовании. Согласно постановлению Народного комиссариата просвещения Армении от 23 апреля 1921 года азербайджанцы, наряду с тем, что могли получать образование на родном языке, должны были в обязательном порядке изучать армянский и один из иностранных языков.
В конце 1921 года для руководства культурно-просветительской работой среди других народов, проживающих в Армении, при агитационно-пропагандистском отделе ЦК КП (б) Армении, для усиления работы среди нацменьшинств, был создан турецкий сектор. Вначале этим сектором заведовал прибывший из Азербайджана, бывший иреванец, Мамедали Насир, а после сектором стал заведовать Бала Эфендиев, в 1921 году посланный из Азербайджана на руководящую должность и исполнявший обязанности заместителя народного комиссара внутренних дел Армении, а затем народного комиссара социального обеспечения. Впоследствии, функционирующее при Народном комиссариате просвещения Армении «Бюро по национальным меньшинствам» в июне 1932 года было преобразовано в «Совет по национальным меньшинствам». «Совет по национальным меньшинствам» сыграл особую роль в деле ликвидации безграмотности среди азербайджанцев, проживающих в Армении. 28 апреля 1924 года в Иреване был создан Комитет нового тюркского алфавита. Комитет, руководимый Балой Эфендиевым, провел большую работу по ликвидации безграмотности среди азербайджанского населения Армении.
После установления в Армении советской власти были предприняты практические меры по развитию образования. Для удовлетворения потребностей азербайджанских школ в педагогах, в Иреване и Гюмри в короткие сроки были организованы курсы. Некоторые педагоги направлялись в Баку для повышения квалификации. Если в 1922 году в Армении функционировали 32 общеобразовательные школы с обучением на азербайджанском языке, то в 1923-24-х годах их численность достигла 104. [161] 
ir_365-aВ первые годы советской власти азербайджанские дети получали образование: в женском русско-татарском (азербайджанском) училище в Иреване, в школе им. Мешади Азизбекова, функционировавшей на базе училища Гашим бека Нариманбекова (эту школу иреванцы называли школой Гашим бека), в школе, вначале носящей имя С. М. Кирова, а впоследствии ставшей школой имени Мирзы Фатали Ахундова, и в двух других интернациональных школах города. В городе Иреван были открыты курсы по ликвидации безграмотности. Иреванский женский клуб, функционирующий с 1923 года, провел большую работу по ликвидации безграмотности и обучению домохозяек профессиям.
30 мая 1925 года в школе им. Азизбекова прошло республиканское совещание учителей азербайджанских школ Армении, на котором была внесена ясность в некоторые аспекты методов обучения новому алфавиту. 25 августа того же года в Ленинакане (Гюмри) прошел съезд учителей азербайджанских школ Армении. В 1930 году началось внедрение всеобщего обязательного начального образования (обучения). В 1930-1931 учебном году в Армении существовала 971 школа, где получали образование 132300 учеников. Из них 162 были азербайджанскими школами, в которых получали образование 9536 учеников. В 1936 году из 541 педагога азербайджанских школ Армении, только у пяти имелось высшее образование, да и те работали в иреванских школах. В 1935 году в Ленинакане (Гюмри) был открыт двухлетний заочный педагогический институт на азербайджанском языке. Затем этот институт переехал в Дилижан, а впоследствии был закрыт. В двухлетнем педагогическом институте преподавали педагоги из Баку. [162]
Несмотря на то, что в Армении была установлена советская власть, против азербайджанцев все еще проводилась коварная политика. Шовинистические руководители Армении, надев на себя личину коммунистов, проводили политику дискриминации по национальному признаку, и с целью обезглавливания азербайджанского народа различными способами уничтожали в первую очередь азербайджанскую интеллигенцию. Репрессии 20-30-х годов XX века привели к поредению рядов азербайджанской интеллигенции и религиозных деятелей как в Иреване, так и во всей Армении. По решению Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров от 18 июня 1928 года, азербайджанцам запрещалось проводить свои религиозные обряды в мечетях или иных религиозных местах поклонениях, а ir_367-aнесоблюдение данного запрета считалось преступным деянием. Армянские правоохранительные органы, злоупотребляя этим решением, по сфальсифицированным обвинениям подвергли репрессиям сотни азербайджанских религиозных деятелей. Одним из подвергшихся репрессии был и Мирза Гусейн ага. Начальное образование он получил в Иреване, а затем продолжил свое образование в Багдаде и Наджафе. Мирза Гусейн являлся виднейшим востоковедом, знавшим в совершенстве арабский и персидский языки. Под псевдонимами «Хади», «Сефа» он писал стихи на арабском, персидском и азербайджанском языках. В 1938 году, будучи сосланным в российский город Калуга, Мирза Гусейн умер там же в возрасте приблизительно 70 лет. Армяне конфисковали и полностью уничтожили наследие Мирзы Гусейна ага, который дружил с Гусейном Джавидом, Бакиром Чобанзаде и переписывался с востоковедами из России и Ирана,. [163]
Один из представителей иреванской интеллигенции редактор газеты «Гызыл шафаг» Мустафа Гусейнов был арестован по сфальсифицированному обвинению, а затем расстрелян. Другие сотрудники газеты Ибрагим Алиев, поэт Аббас Азери, Исмаил Алиев, Абдулла Мирзаев также были репрессированы. В 1930-1935-х годах 102 студента и педагога Иреванского турецкого педагогического техникума, заклейменные как «беки», «ханы», «помещики», «кулаки», были репрессированы.[164]
Иреванский турецкий педагогический техникум интернатного типа, функционирующий с 1924 года и подготавливающий педагогов для азербайджанских школ Армении, взрастил в своих стенах десятки академиков, докторов наук и тысячи деятелей просвещения. В разные времена этим образовательным очагом руководили такие известные деятели просвещения как Мехди Казымов, Бахлул Юсифов и Гамид Мамедзаде. Этот образовательный очаг, с 1936-го года называвшийся Иреванское азербайджанское педагогическое училище, одарил азербайджанскую науку и просвещение выдающимися деятелями. Юсиф Мамедалиев, являвшийся Президентом АН Азербайджанской ССР, после окончания Высшего Педагогического Института в городе Баку, в 1928-1929 гг. проработал учителем в Иреванском педагогическом училище и рабочем факультете. Он также активно участвовал в общественной жизни азербайджанцев Иревана. Ю. Мамедалиев в тот период был членом рабочей комиссии по национальным меньшинствам Армении, он также выступал на страницах печати по поводу правового положения масс, привлечения молодежи, особенно девушек, к образованию. [165]
Начиная с середины 1926 года, педагогический журнал «Народное просвещение», являвшийся совместным органом Иреванского комитета нового турецкого алфавита и отдела по работе среди национальных меньшинств при Народном комиссариате просвещения, стал издаваться раз в месяц. Журнал «Народное просвещение», издававшийся по инициативе Балы Эфендиева и Мехди Казымова, в основном преследовал цель удовлетворить культурно-просветительские и педагогические потребности азербайджанских учителей, а также помочь внедрить новые методы и способы в обучении. Несмотря на то, что подразумевалось издавать журнал раз в месяц, с 1929 года по 1932 год вышло в свет только 9 номеров журнала. Шовинистические лидеры Армении, желая воспрепятствовать культурному развитию азербайджанцев, вначале безо всяких оснований чинили препятствия выходу этого журнала, а затем и вовсе его закрыли. [166] 
ir_177С 1928 года в сельскохозяйственном техникуме Иревана начал функционировать азербайджанский сектор, а с 1933 года этот сектор был преобразован в самостоятельный Иреванский азербайджанский сельскохозяйственный техникум. С 1937 года на трех факультетах Иреванского педагогического института функционировали азербайджанские секторы (язык-литература, физика-математика, история-география). В результате депортации азербайджанцев в 1948-1953-х гг., осуществленной под эгидой «добровольного переселения», сеть азербайджанских школ была разрушена. В 1948 году Иреванский педагогический техникум в спешном порядке был перемещен в Ханларский район (ныне Гёйгёльский) Азербайджана. Азербайджанские секторы (язык-литература, история, физика-математика) Иреванского государственного педагогического института и Армянского государственного заочного педагогического института были перемещены в соответствующие педагогические институты в Баку. В тот период большая часть педагогов и учеников двух средних школ города Иреван (женская средняя школа им. Кирова и мужская средняя школа им. Азизбекова, обучение в которых проходило на азербайджанском языке) вынуждена была переехать в Азербайджан. Тем самым, армянское руководство, желавшее отдаления азербайджанских педагогических кадров от города Иреван, наконец-то, смогло реализовать свою давнюю мечту.
Только в 1954 году на двух факультетах (физика-математика, азербайджанский язык и литература) Иреванского педагогического института вновь открылся азербайджанский сектор. В институте самостоятельно функционировала только кафедра азербайджанского языка и литературы. Вначале кафедрой руководил видный деятель науки Акбер Ереванлы, а после его кончины кафедру возглавил Князь Мирзаев. Для преподавания определенных предметов в азербайджанском секторе института из Баку приглашались ученые соответствующих специальностей. В 1961 году в Иреванском педагогическом институте были закрыты факультеты физика-математика и история-литература, а вместо них был открыт факультет педагогики и методики начального образования на 25 мест.
ir_174В 1970 году факультет педагогики и методики начального образования также был закрыт, а вместо него открылся факультет литература-история на 25 мест.
Армянский шовинизм вновь поднял голову с середины 1960-х годов и начал разрозненное переселение азербайджанских семей, компактно проживавших в старинных азербайджанских кварталах, в построенные на окраине города поселки. Азербайджанским детям было трудно добираться с окраин города до расположенных в центре азербайджанских школ, что вынуждало азербайджанские семьи уезжать из Иревана. Некоторые азербайджанские семьи были вынуждены отдавать своих детей в русскоязычные школы города. В свою очередь, все это привело к уменьшению контингента азербайджанских учеников и педагогов в Иреване. Согласно сведениям Министерства просвещения Армянской ССР за 1981-1982 годы по школам, где обучение проходит на азербайджанском языке и интернациональным школам, в Армении в 155-ти исключительно азербайджанских и 38-ми интернациональных школах, где существовали также и азербайджанские классы, получали образование 48812 учеников-азербайджанцев. В одной восьмиклассной и одной азербайджанской средней школах, существовавших на тот период в Иреване, получали образование всего лишь 176 учеников. Из них 36 учились в восьмиклассной школе им. Азизбекова, а 140 – в средней школе им. Ахундова. [167]
Город Иреван подарил науке Азербайджана ряд выдающихся личностей. Согласно списку, составленному Нуреддином Ибрагимовым, работавшим долгое время в системе Министерства просвещения Армянской ССР, до падения Советской власти, среди выходцев из города Иреван, состоявшихся как ученые в различных областях науки, было 6 академиков, 3 члена-корреспондента академии, 27 докторов наук и 73 кандидата наук. Традиционно одним из заместителей министра просвещения Армянской ССР назначался азербайджанец. В разные времена этот пост занимали Рагим Аллахвердиев, Рза Велибеков, Сурен Шарифов, Исрафил Мамедов.
Активизация в 1988 году армянского сепаратизма в Нагорном Карабахе и полная депортация азербайджанцев из Армении привели к окончательному уничтожению образовательных очагов, имевших богатую традицию. В феврале 1988 года, после того, как армянские вандалы в Иреване сожгли здание азербайджанской средней школы им. М. Ф. Ахундова, учебному процессу в этой школе был положен конец. В общем, в 1988-1989 гг. 155 школ, обучение в которых проходило на азербайджанском языке, и азербайджанский сектор в 38-ми интернациональных школах были закрыты. 48681 учеников и 3992 педагогов были насильственно депортированы из Армении.
Город Иреван, исторически являвшийся одним из центров науки, просвещения и культуры Азербайджана, к концу XX века подвергся этнической чистке и был превращен в чисто армянский город.