Мечети

Одним из признаков существования того или иного народа на определенной территории является наличие присущих религии этого народа религиозных храмов. Начиная с VII века, на территории Иреванского ханства, относящейся в настоящее время к Армении, вследствие распространения исламской религии, существовали сотни мечетей и других религиозных мест поклонения. Каждая мечеть, находящаяся на территории Иреванского ханства, в том числе и в городе Иреван, являлась прекрасным творением азербайджанского зодчества. Несколько редких образцов азербайджанского кирпичного зодчества были созданы именно в городе Иреван.
Несмотря на то, что в старом Иреване, где исламские ценности были нормой жизни, существовали десятки мечетей, в результате непрерывных войн и частых землетрясений многие из них были полностью стерты с лица земли. Получить сведения о мечетях Иревана можно из сочинений и описаний путешественников, посетивших в разные времена город, а также из произведений авторов, написавших о городе Иреван после завоевания его Россией.
В 1510 году по приказу Шах Исмаила его полководец Ревангулу хан, возведя Иреванскую крепость, построил в ней мечеть. Эта мечеть, названная «Шах Исмаил», впоследствии была полностью разрушена землетрясением и стерта с лица земли.
В 1583 году после завоевания Иревана османскими войсками под командованием полководца Фархада-паши, одновременно с возведением оваловидных внутренних и внешних стен крепости, также была построена мечеть.
В 1673 году известный французский путешественник Жан Шарден побывал в Иреване и дал сведения о построенной из кирпича мечети, расположенной напротив городского базара и на то время находящейся в разрушенном состоянии. Ж. Шарден сообщал, что эта мечеть была названа в честь ее основателя, Див Султана (имеется в виду Див Султан Румлу, в 1515 г. являвшийся беглярбеком Иревана). [255] Сопровождавший Ж. Шардена художник Грело на картине c башнями усыпальницы на заднем плане также написал два великолепных минарета мечети, от которых в настоящее время не осталось и следа. Армянский историк Татевос Акопян в своей монографии «История Еревана (1500-1800)», напечатанной на армянском языке в Иреване в 1971 году, предполагал, что вполне вероятно, что мечеть «Див Султан», разрушенная во время землетрясения, находилась на том месте, где в дальнейшем была построена Гёй-мечеть (Голубая мечеть), сохранившаяся до наших дней. [256]
В 1833 году французский геолог, археолог и натуралист Фредерик Дюбуа де Монперэ совершил путешествие на Кавказ и в Крым. Результатом этого путешествия стал изданный в Париже в 1839-1843 гг. шеститомный труд «Путешествие вокруг Кавказа», в котором автор подробно описал Иреванскую крепость и Гёй-мечеть. Нарисованный им основной вход в Сардарскую мечеть и рисунок Гёй-мечети наглядно дают представление, насколько эти две мечети, с архитектурной точки зрения, являются величественными и совершенными произведениями искусства. Эти рисунки, в качестве приложения к вышеуказанному труду автора, были изданы в третьей части атласа в 1840 году. Гравер Николя Эркюль выполнил гравюры к рисункам Фредерика Дюбуа де Монперэ. [257]

Мечеть «Сардар»
В трудах путешественников и исследователей нередко упоминались расположенные в Иреванской крепости, около Сардарского дворца, мечети: «Сардар», «Аббас-Мирза» и «Шах Аббас». Изучение ir_291официальных документов и исследований последних лет указывают на то, что несмотря на упоминание в источниках разных названий, речь идет об одном и том же редком архитектурном памятнике того времени – мечети «Сардар», которая в разное время называлась по-разному. В некоторых документах, относящихся к периоду завоевания Иреванской крепости Россией, эта мечеть упоминалась как мечеть Аббас-Мирзы. По-видимому, то, что в начале XIX века наследный принц Аббас-Мирза перестроил эту мечеть, и послужило причиной того, что мечеть стала называться его именем. Немецкий исследователь Август Гагстгаузен, в 1843 году посетивший город Иреван, сообщал, что одна из крепостных мечетей была превращена в греко-русскую церковь (мечеть Раджаб паши), а другая – мечеть «Сардар» – в арсенал. [258]
Известный российский археолог, графиня Прасковья Уварова, в 1880 году посетила город Иреван, и с болью в сердце описала разрушение созданных на протяжении веков историко-архитектурных памятников. Армянский автор Ерванд Шахазиз в своей книге «Древний Иреван», изданной им в Иреване в 1931 году, привел цитату П. Уваровой о том, что мечеть «Сардар», расположенная недалеко от Ханского дворца, изображена на картине, вышедшей из-под кисти Верещагина. Е. Шахазиз, ссылаясь на П. Уварову, пишет, что главный купол мечети «Сардар», а также другие многочисленные купола, наружные стены, внутренние стены и колонны были украшены цветными глазированными кирпичами и великолепными орнаментами. П. Уварова ir_288так описывала мечеть «Сардар»: «Темно-голубой цвет купола составлял гармонию с небом, на темно-голубой табличке фасада арабскими буквами выгравирован текст белого цвета, минареты, возвышающиеся на стенных колоннах, украшены квадратными темно- и светло-голубыми глазированными кирпичами».
Далее Е. Шахазиз, также ссылаясь на П. Уварову, пишет о том, что перед мечетью «Сардар», на большом дворе, размещалась небольшая летняя мечеть, построенная в восточных традициях, с двух сторон которой сохранились следы келий. Летние мечети такого типа строились на Востоке фасадом на север и располагались перед основным сооружением. П. Уварова также отмечала, что построенный посередине двора бассейн, для омовения мусульман, использовался вплоть до 1870 года. [259]
ir_383-aВ 1911 году, по поручению Императорской Археологической Комиссии, профессор Николай Марр провел осмотр Сардарского дворца в Иреване, и описал также состояние мечети «Аббас-Мирза», входящей в дворцовый комплекс. 17 мая 1912 года на заседании Императорской Археологической Комиссии было представлено заключение Н. Марра, в котором отмечалось: «Мечеть и сейчас в лучшей сохранности, но ничего не делается для сохранения, все клонит к тому, чтобы привести ее в состояние Сардарского дворца. Между тем это драгоценнейшее наследие местной мусульманской культуры: внутри купола по кругу  широкий пояс арабской надписи; роспись над Микрабом ковровая, в высокой степени стильная. Купол с трещиной, которую давно можно бы исправить.» [260] 
Как и остальные материально-культурные азербайджанские памятники Иревана, мечеть «Аббас-Мирза» по частям была разрушена армянскими вандалами.
В 1928 году азербайджанский археолог и эпиграфист Иса Азимбеков совершил экспедицию в Иреван. По итогам экспедиции И. Азимбеков написал статью «Мусульманские надписи Тифлиса, Иревана и Нахчыванской ССР», в которой автор сообщает, что находящаяся в Крепости недалеко от дворца Сардара мечеть (т.е. мечеть Сардара – Н. М), построенная от имени Шах Аббаса, находится в полуразрушенном состоянии, во дворе ее живут несколько семейств армянских беженцев. Далее И. Азимбеков пишет, что мечеть имеет большой двор, посредине которого построен бассейн для воды. Он отмечает, что богослужение в мечети не совершается, и сообщает, что ему удалось отыскать уцелевшую часть надписи в стихах, состоящую из двух строк, на персидском языке, которую и приводит:
«Во времена шах Аббаса, которому место в раю,
от которого пошло восстановление мира».
Далее И. Азимбеков в своей статье пишет о том, что во время снятия эстампажа с надписи к нему подошел старик по имени Мешади Джабар Аскеров, указавший ему другую мечеть, при чем добавил, что мечеть, на которую он указывает, построена шахом Худабенде(Сефевидский правитель Мухаммед шах Худабенде (1532-1595)), и что она древнее Шах-Аббасской мечети. И. Азимбеков, найдя указанную мечеть в запущенном состоянии, так описал ее: «Мечеть длиною 9 м., шириною 6 м., с неглубоким мехрабом, построена из красного кирпича. Над входной дверью я нашел надпись на персидском языке, по абджату, следующего содержания:
«Желание было дать камень из настоящей эпохи, 
сделал возобновление на старой дате  Ахмед хан.
Мечеть создана с первого дня истинного благочестия.
ir_0141098 г. хиджры (по мусульманскому летоисчислению) = 1685 г. (по европейскому летоисчислению)» [261]
Из описаний П. Уваровой и И. Азимбекова становится ясно, что речь идет об одной и той же мечети – мечети «Сардар» и о небольшой мечети, находящейся недалеко от нее.
После того как в 1864 году русские войска перестали использовать Иреванскую крепость в качестве военно-фортификационного сооружения, историко-архитектурные памятники крепости, в том числе мечети «Сардар» и «Аббас-Мирза», подверглись серьезным разрушениям. В начале XX века в мечети «Сардар» были размещены армянские беженцы из Турции. В период советской Армении мечеть «Сардар» была снесена по частям и на ее месте были построены жилые дома.

Мечеть «Раджаб паша»
После того, как османские войска в 1724 году вновь завоевали Иреван, турецкий полководец Раджаб паша осуществил ряд мер, направленных на развитие города. По его приказу в 1725 году в Крепости была возведена новая мечеть, названная в его честь. Эта мечеть имела форму правильного параллелепипеда и сферический купол, она была украшена геометрическим орнаментом в восточном стиле. После захвата  1 октября 1827 года русскими войсками Иревана, с купола мечети «Раджаб паша» на следующий же день были сняты полумесяц со звездой, а на их место был водружен крест. Был также установлен церковный  колокол, и, таким образом, мечеть «Раджаб паша» превратилась в православную церковь. Впоследствии в ее внешнем виде были произведены изменения: к фасаду были добавлены цилиндрические столбы, кровля была покрыта, и, таким образом, мечеть приобрела вид христианского храма. На картине художника Франца Рубо, посвященной взятию Иреванской ir_384-aкрепости, на переднем плане изображена мечеть «Раджаб паша» с минаретом. На заднем плане картины видна мечеть «Сардар», находящаяся недалеко от Ханского дворца. Превращенная в православную церковь, мечеть «Раджаб паша» в 30-х годах XX века, в ходе проведения кампании «Безбожники» по борьбе с религией, была стерта с лица земли.
После завоевания Россией города Иреван, русский историк и статист Иван Шопен, провел камеральную перепись на территории Иреванского ханства. По его сведениям, в городе Иреван находилось 8 мечетей, из которых 2 находились в Крепости, а 6 – в самом городе. Шопен указал также на то, что одна из крепостных мечетей была превращена в арсенал, а другая – в магазин. Выше уже говорилось о том, что мечеть «Сардар» была превращена русскими войсками в арсенал. В магазин же, по-видимому, была превращена летняя мечеть, находившаяся около мечети «Сардар». И. Шопен перечислил названия 6-ти крепостных мечетей: Залиханская, Новруз Али-бекская, Сартип-ханская, Гусейн-Али-ханская, Гаджи-Имамвердиевская и Гаджи-Джафар-бекская. Он сообщал также о наличии в городе еще нескольких полуразрушенных мечетей. [262] 
В 1906-1911 гг. городским техником Б.Я. Меграбовым был составлен план города Иреван и список архитектурных памятников города. Б.Я. Меграбов зарегистрировал в городе 8 мечетей, и привел их названия: Мечеть Тепебашинская,Мечеть Шахарская (Залхана), Мечеть Сартиб, Гёй мечеть (Голубая мечеть), Мечеть Гаджи-Гусейн Али-хана, Мечеть Гаджи-Новруз-Али-бека, Мечеть крепостная, Мечеть Демирбулагская и Мечеть Гаджи Джафара. [263]
Армянский исследователь М. Гаспарян указывает, что в конце XIX века – начале XX века из существующих в Иреване мечетей: Гёй мечеть (Голубая мечеть), мечеть Гаджи Гусейна, мечеть Шахарская (Залхана) находились в квартале Старый город (Шахар), мечеть Тепебашинская – в одноименном квартале, а мечети Гаджи-Новруз-Али-бека, Гаджи Джафара и Демирбулагская – в квартале Демирбулаг. [264] В период правления армянского дашнакского правительства, созданного в 1918-1920-х гг. на исторической территории Азербайджана, а также в первые годы существования советской Армении, в мечетях «Сардар», Тапабашинская, Сартиб, Гаджи-Новруз-Али-бека были размещены армянские беженцы из Турции.
В 1924 году после утверждения генерального плана Иревана, в первую очередь, начался снос находящихся в центре города историко-архитектурных памятников, принадлежащих азербайджанцам, в том числе и мечетей. На месте снесенных памятников началось строительство населенных кварталов, площадей и парков.

Гёй мечеть (Голубая мечеть)
Иса Азимбеков в своей, уже упоминавшейся, статье дал подробное описание увиденной им Гёй мечети: «Мечеть состоит из двух отдельных корпусов, зимнего и летнего.  Зимнее здание построено с южной, а летнее с северной стороны двора. Эти здания окружены медресе (отдельные кельи, комнатки для учащихся). Двор громадный, во дворе растут большие чинары и тополя».
ir_382В документе 1949 г., который хранится в Государственном Архиве Азербайджанской Республики, отражены сведения о наличии 15-ти азербайджанских архитектурных памятников, зарегистрированных на территории Армянской ССР. В этом документе даны сведения о наличии в Иреване 4-х мечетей: указано время их постройки, а также назначение этих мечетей. В документе также указывалось, что мечеть Залхана была построена в 1649-1685 гг., Гёй мечеть – в 1776 году, мечеть Сардара – в 1807-1817 гг., а мечеть Гаджи Джафара – в XVIII веке. [265] 
Все путешественники и исследователи, описывающие в своих трудах Иреван, в первую очередь, упоминали Гёй мечеть, которая как по своим масштабам, так и по красоте являлась самым величественным архитектурным памятником города. Строительство Гёй мечети, считавшейся редким образцом восточного зодчества, началось в 1760 году, а завершилось в 1765 году, в период правления Гусейнали хана.
По своей композиции и форме молельни эта мечеть, расположенная напротив центрального крытого рынка в Иреване, походила на мечеть Джума, построенную в 1616 году в Гяндже, в период правления Шах Аббаса. Ее размеры 97,2 x 66 м. Название мечети связано с тем, что купол ее покрыт глазированным кирпичом голубого цвета. Во дворе мечети был построен бассейн с фонтаном, а вокруг нее были густо посажены тенистые деревья. [266] 
ir_389-aНе только в Гёй мечети, но и во всех остальных мечетях Иревана, существовали отдельные молельные залы для мужчин и женщин, которые отделялись друг от друга коридором или занавесом. Потолок и стены молельных залов обычно украшались рисунками цветов. Стены и колонны мечетей украшались цветами, изготовленными из кашемира.
Армянский историк Татевос Акопян в своей книге «История Иревана», ссылаясь на епископа Эчмиадзинской церкви Ованеса Шаххатунянца, писал: «Минарет и одна часть купола мечети были выложены голубым фаянсом. Основные постройки находились в южной и северной частях территории мечети. По краям же были расположены вспомогательные постройки и кельи. Во дворе мечети был сооружен небольшой бассейн, вымощенный массивными камнями. Вокруг были посажены деревья. Мечеть имела три двери. Две небольшие двери выходили на северную и восточную сторону, а большая дверь выходила на юг. Здание мечети было обращено на юг. Оно состояло из 3-х залов, связанных друг с другом. Купол мечети возвышался над большим залом, который был выше двух малых залов. Вид залов изнутри был прост, и только окна, выходившие во двор, были украшены шебеке (Шебекеот арабского шабака – сеть. Оконные переплеты и решетки, собраны из стандартных деревянных составных частей, причем только на шипах, зачастую с разноцветными стеклами, получившими ir_104широкое распространение в азербайджанской архитектуре XVIII – XIX вв.). В северной части двора находилась также и молельня. Минарет мечети был очень красивым, он был самым высоким строением Иревана, и поэтому его можно было видеть с любой точки города. Каждый день муэдзин, поднимаясь на минарет, призывал мусульман к молитве. На южной стороне мечети вырезана надпись с именем Гусейнали хана и дата завершения строительства». [267] 
Известный британский путешественник и географ Генри Линч совершил путешествие в Иреван дважды: в 1893-1894-х гг. и в 1898 г. В книге, посвященной описанию этих путешествий, и изданной в Лондоне в 1901 г., Г. Линч упоминает о Гёй мечети, мечети Гаджи Насруллы-бека (в других источниках, Гаджи-Новруз-Али-бека) и мечети Шехер, находившихся в татарских (азербайджанских) кварталах города. Он также дал подробное описание Гёй мечети, включил в свою книгу фотографии ее фасада, минаретов и бассейна, находившегося во дворе. [268
ir_116По сведениям армянских авторов, в 30-е гг. XX в., было принято решение о сносе всех мечетей города Иреван и, только благодаря большим усилиям известного армянского поэта Егише Чаренца, Гёй мечеть, которую он называл «Голубым бриллиантом», была превращена в музей и тем самым спасена от полного уничтожения. С 1936 года в здании Гёй мечети располагался музей истории города Иреван. После войны в Гёй мечети расположился музей природы, а с 1952 года, для любителей астрономии, в малом молебном зале стал функционировать Планетарий. В 1991 году после того, как Армения приобрела независимость и установила дипломатические отношения с ir_137мусульманскими государствами, возникла необходимость в том, чтобы Гёй мечеть вновь стала функционировать в качестве мечети. Вначале, в 1991 году из мечети переехал музей природы, а в 1994 году из комплекса мечети переехал музей истории. В 1995 году был подписан договор между Ираном и Арменией, по ir_109которому правительство Ирана взяло на себя все затраты по реконструкции Гёй мечети. Реконструкционные работы были поручены иранскому благотворительному фонду «Бунйад-е Мустазафан и Джанбазан» («Ветераны и шехиды войны») и завершены в 2006-м году. Реконструкционные работы были проведены лишь в юго-западной и северной частях комплекса мечети. Реконструкции подверглись 24-х метровый минарет Гёй мечети, 28 келий, библиотека, большой зал, купол и двор. В настоящее время, официальные лица Армении представляют зарубежным гостям Гёй мечеть как «фарсидскую мечеть».

Мечеть Залхана
Мечеть Шахарская или Залхана находилась в квартале Иревана под названием Старый город, который располагался между кварталами Гала (Крепость) и Тепебаши. Шахарская мечеть, по величине, была меньше Гёй мечети, но в красоте ей не уступала. По сведениям Г. Линча, на фасаде Шахарской мечети арабским алфавитом, на турецком языке, была вырезана дата завершения строительства – 1098 год хиджры, т.е 1687 год по христианскому летоисчислению. Таким образом, становится ясно, что Шахарская мечеть была построена после землетрясения 1679 года. Залхан, будучи в то время правителем Иреванского беглярбекства, приложил немало сил для восстановления городских построек. Одна из мечетей, восстановленная в период его правления, была названа жителями в его честь – мечеть Залхана, впоследствии она стала называться Шахарская мечеть. ir_128Мечеть Залхана, похожая на Гёй мечеть, имела подобно ей свой двор и прохладный садик. По сведениям исследователей, мечеть Залхана или Шахарская, находилась в центре города Иреван, на территории, которая ныне называется Площадь Республики. В 1928 году большой зал Шахарской мечети была снесен, и на его месте был построен отель «Ереван». В 1999 году отель был реконструирован и стал называться «Golden Tulip Hotel Yerevan».
В относящемся к 1949 году документе, хранящемся в Государственном Архиве Азербайджанской Республики, есть сведения о том, что мечеть Залхана использовалась в качестве выставочного зала.
Назначение медресе мечети Залхан, которое состояло из двухэтажного здания и многочисленных келий, после Второй мировой войны было изменено. В настоящее время в его здании расположен выставочный зал Дома художников. [269]

Мечеть Тепебашинская
ir_270Минарет мечети, расположенной в населенном квартале Тепебаши, в 1960 году разрушился. В настоящее время в мечети, толщина стен которых составляет 1,5 метра, в комнате имама, проживает армянская семья. В окрестности мечети находилась чайхана, в которой мусульмане собирались на чаепития. В настоящее время и этой чайханы уже не существует. Во дворе ir_385-aи в окрестностях мечети армяне понастроили самостроек. По некоторым сведениям, эту мечеть построил член Иреванской городской управы, потомок ханского рода, Аббасгулу хан Иреванский. Его дом также находился в этом квартале. Несмотря на то, что в настоящее время дом Аббасгулу хана почти разрушен, армяне все еще называют его «Домом хана».

Мечеть Демирбулагская
В начале XX века в Демирбулагском квартале, где проживали исключительно азербайджанцы, были зарегистрированы три мечети: мечеть Гаджи-Новруз-Али-бека, мечеть Гаджи Джафара и мечеть Демирбулагская. Так как Демирбулагская мечеть располагалась недалеко от моста через реку Гедар, ее также называли мечетью Керпюгулагы. Две из этих мечетей стали жертвами репрессий 1930-х годов и генерального плана города Иреван. До 1988 года единственной действующей мечетью в Иреване оставалась, построенная Гаджи Музаффар агой мечеть, известная как Чатирли. Надпись на фасаде указывала на завершение строительства мечети в 1327 году хиджры, т.е. в 1909 году по христианскому летоисчислению. Минарет у мечети отсутствовал. Вместо него на крыше мечети была сооружена квадратная площадка, высотой 1,5-2 м, на которой построена открытая беседка, окаймленная железными решетками. Крыша беседки была сделана из железного листа и напоминала зонтик, поэтому мечеть называлась Чатирли (зонтичная). С архитектурной точки зрения, такие мечети относятся к типам мечетей «Гюльдесте». Впоследствии эта мечеть, в соответствии с месторасположением, в официальных документах стала называться Демирбулагской. В справке от 17 августа 1981 года, ir_418выданной Советом по делам армянской церкви при Совете Министров Армянской ССР, указано, что председателем исполнительного органа Демирбулагской мечети является Бабаев Акпер Джафар оглу. В другой справке от 2 июня 1985 года, выданной тем же самым органом, говорилось о рассмотрении вопроса об установке сигнализации в Демирбулагской мечети, расположенной по адресу Мясникянский район, ул. Нариманова, 145 (в настоящее время это улица Вардананца).
После того как в феврале 1988 года в Нагорном Карабахе поднял голову армянский сепаратизм, в Иреване начались беспрерывные митинги. 23 февраля 1988 года армянские бандиты подожгли в Иреване Демирбулагскую мечеть и азербайджанскую среднюю школу № 9 им. М. Ф. Ахундова. Впоследствии, чтобы скрыть следы пожара, стены Демирбулагской мечети были закрашены. Это было сделано с целью демонстрации зарубежным журналистам добрых намерений армян по отношению к азербайджанцам.
Американский исследователь Роберт Куллен в своей статье, опубликованной в газете «The New Yorker» от 15 апреля 1991 года, посвященной его поездке в Иреван, рассказал о единственной действующей в городе азербайджанской мечети – Демирбулагской. Р. Куллен пишет, что, когда он был в Иреване, его друг однажды ночью повел его к дому № 22 на ул. Гнуни. За домом друг показал ему груду мусора и прошептал, что в то время, когда в Армении проживали азербайджанцы, на этом месте стояла их простая мечеть. Далее друг рассказал Р. Куллену, что во время погромов в Иреване и изгнания азербайджанцев из города, жившие по соседству армяне разрушили мечеть ломами, а затем бульдозерами сравняли ее с землей. [270] Британский исследователь Томас де Вааль в 2000 году, во время поездки в Иреван, посетил место, описанное Робертом Кулленом. Томас де Вааль пишет: «У Иревана много тайн. Одна из них, как мне кажется, находится позади жилого высотного дома № 22 по улице Вардананц, недалеко от центральной площади. Узкая каменная лестница привела меня к небольшому пустырю в окружении поржавевших зеленых гаражей с грудой кирпичей ir_331и песка посредине. Я был почти уверен, что именно здесь когда-то стояла мечеть, которой пользовались иреванские азербайджанцы. Ей не посчастливилось: постройку (строение) не сочли «персидской» (здесь автор под «персидской мечетью» имеет в виду «отреставрированную» Гёй мечеть – Н. М) и снесли.
Это место казалось таким жалким и заброшенным, что невольно возникло сомнение: уж не ошибся ли я адресом. У подножия лестницы сидела на раскладном стуле старуха в цветастом платье. «здесь была когда-то мечеть?» – спросил я у нее, указывая на площадку наверху. «Да, была», – ответила она.
«- Что же с ней случилось?
- Мы не трогали ее до последнего дня, пока они не разрушили армянскую церковь в Баку.
Кажется, она имела в виду события начала 1990 года.
- Но зачем же ее снесли?
- А зачем было оставлять? – она пожала плечами, – мы – христиане, они – мусульмане. Как только начались проблемы с Азербайджаном, наши армяне пришли и разрушили ее за три дня. Они привезли специальную машину, не знаю, как она называется, которая делает вот так – она взмахнула ладонью, имитируя движение бульдозера.
Я осторожно заметил, что здание ведь не должно расплачиваться за людские деяния.
- Да, стены нельзя винить, – согласилась женщина. – Но они (т.е. армянские вандалы – Н. М) воюют против всего…». [271] 
Армяне, видимо, для разрушения единственной в Иреване действующей мечети, на одном из митингов стали распространять слухи о том, что азербайджанцы, якобы, разрушили армянскую церковь в Баку. Таким образом, якобы в отместку за разрушенную в Баку армянскую церковь, участников митинга стали подстрекать к разрушению Демирбулагской мечети. В течение трех дней армянские вандалы стерли с лица земли Божий храм.
Слухи о разрушении армянской церкви в Баку распространялись целенаправленно, чтобы на армянский манер оправдать полное уничтожение оставшегося на территории Армении культурного наследия азербайджанцев. По прошествии более 20 лет, с начала военной агрессии Армении против Азербайджана, единственная в Баку армянская церковь не только не была разрушена, а охраняется государством как историко-архитектурный памятник.
По свидетельствам азербайджанцев, покинувших Иреван в 1988 году, на улице Нар-Доса, недалеко от нынешней французской школы, находилось святое место (пир) коренных иреванцев – «Оджаг Хазрата Аббаса». Внутри этого огороженного Оджага (оджаг – место и различные предметы, почитаемые как святые и чудотворные) находился черный камень. Не только азербайджанцы, но и армяне, попавшие в затруднительную ситуацию посещали этот Оджаг, загадывали желания и, уходя, оставляли свои приношения. При строительстве школы им. Нар-Доса, городское руководство решило снести этот Оджаг. Но после того как на голову экскаваторщика, разрушающего Оджаг, неожиданно упал камень и он умер, разрушительные работы были приостановлены и территория была огорожена. В настоящее время и от этого Оджага не осталось и следа.
Еще одним азербайджанским историко-архитектурным памятником в Иреване является медресе, находящееся на улице Туманяна, за площадью, ныне носящей имя А.Сахарова, а ранее носившей имя М. Азизбекова. Видимо, когда-то существовавшая на этом месте мечеть, хоть и была разрушена, ее медресе, и по сей день, используется как жилой дом. Однако, по какой-то причине, это медресе не было включено в список историко-архитектурных памятников Иревана.
ir_386-aПосле того, как в 1988 году в Нагорном Карабахе начались проявления сепаратизма, российские правозащитники Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко, посетившие Иреван 29 сентября того же года, в своих докладах подробно описали враждебное отношение армян к азербайджанским историко-архитектурным памятникам в Иреване. Однажды В. Сокирко встретил некоего Гарика – сотрудника Музея истории Иревана, функционирующего в то время в медресе Гёй мечети. Автор описал эту встречу: «Для меня эта встреча незабываема вдруг обнаруженной яркой нетерпимостью армян не только к азербайджанцам или даже мусульманам, но и к их памятникам. Медресе и мечеть были очень красивы, но меня сначала пристыдил прохожий, зачем снимаю “мусульманское”, а потом “убил” Гарик замечанием, что жаль, раньше можно было бы все эти мечети разобрать, а сейчас нельзя – скандал будет. И как мы ни старались объяснить, что этот единственный, может быть, кусочек ханской Эривани – бесценная реликвия, часть их наследства, гордость – от Гарика отскакивало как горох… Вот где мы почувствовали реальную угрозу “культурного геноцида”. У грузин такой нетерпимости к мусульманским памятникам мы не видели, да и у азербайджанцев к церквям – тоже нет ненависти…». [272] 
И действительно, не только на территории Иревана, но и в целом на территории государства, называемого Арменией, стремящегося представить себя международной общественности цивилизованным государством, против историко-архитектурных памятников азербайджанцев и их материального наследия, в полном смысле этого слова был учинен культурный геноцид.
6 октября 2003 года в Иреване министр иностранных дел Республики Армения Вардан Осканян провел пресс-конференцию, на которой, сфальсифицировав историю, заявил, что в Иреване никогда не было 6-ти мечетей, а было, якобы, 3, из которых, одна была снесена в 1930-х гг., другая превращена в трамвайный парк, а третья – Гёй мечеть, которая была спасена от разрушения, благодаря усилиям армянской интеллигенции, потому что большевики включили ее в план сносимых построек. Единственной правдой, на этой пресс-конференции, было признание В. Осканяна того факта, что Гёй мечеть является самым древним строением в Иреване. И действительно, в Иреване присущие армянам постройки, в том числе, построенные один за другим армянские церкви, появились лишь после того, как в начале XIX века город Иреван был завоеван русскими войсками.
В 1902 году статистическим комитетом Иреванской губернии, в типографии Эдельсона, была напечатана «Памятная книжка Эриванской губернии на 1902 год». В этой «Памятной книжке…» указывается, что в Иреванской губернии существует 310 мечетей, 7 из которых, находятся в городе Иреван. [273] 
Как мы указывали выше, в начале XX века, в составленном техником города Иреван, Б. Меграбовым списке историко-архитектурных памятников города Иреван упоминалось 8 мечетей. Если принять во внимание мечеть, построенную в 1909 году Гаджи Музаффар агой в Демирбулаге, и мечеть, построенную Асад агой, находившуюся недалеко от иреванского женского клуба, то в 1918 году до возникновения армянского государства на территории Иреванской губернии, в городе Иреван существовало, по меньшей мере, 10 мечетей. Все эти факты доказывают, насколько ложны сведения, обнародованные от имени правительства, главой внешнеполитического ведомства Армении.
ir_342В 2007 году армянское правительство представило Совету Европы список находящихся на территории страны и охраняемых армянским правительством мест поклонений, принадлежащих религиозным и национальным меньшинствам, а также список архитектурных памятников. В этот список были включены Гёй мечеть, расположенная по адресу ул. Месропа Маштоца, 12 и названия мечетей, расположенных по адресу ул. Хорхрдарани, 40. В указанном списке Гёй мечеть была представлена как иранская мечеть. Тем не менее, как видно из продемонстрированной фотографии, в настоящее время от Сардарского мечети-комплекса осталась лишь одна маленькая часть, стена шириной 2-3 метра и высотой 3-4 метра. На ее территории строительная компания «Qlendale Hills» построила 14-этажный 18-блочный комплекс. [274] 
Таким образом, фрагменты развалин, расположенных в Иреванской крепости, Сардарской мечети-комплекса, которую европейские и русские путешественники, и исследователи называли величественным и редким образцом зодчества, являются явным проявлением враждебного отношения «культурных» армян к культурному наследию азербайджанцев, являющихся коренными жителями этих территорий, а также ярким примером армянского вандализма.
Армянское государство должно ответить за полное уничтожение принадлежавших азербайджанцам мечетей и других религиозных мест поклонения не только в городе Иреван, но и на всей территории нынешней Армении.