Пресса

В конце XIX – начале XX века на Южном Кавказе расширился перечень печатных изданий, издающихся на азербайджанском языке, что стало причиной повышения интереса к прессе и в Иреване. В этот период в Иреване уже началось формирование литературно-просветительской среды. Иреванская интеллигенция, в особенности учителя и выпускники иреванских школ, сотрудничали с такими газетами и журналами, как «Экинчи» (1875-1877), «Кешкюль» (1883-1891), «Каспий» (1881-1919), «Шарги-Рус» (1903-1905), «Хайат» (1905-1906), «Иршад» (1905-1907), «Фуйузат» (1906-1907), «Молла Насреддин» (1906-1931).
В Иреване первое печатное издание на азербайджанском языке вышло во времена царской России. Однако, в 1918-1920-х гг., в период возникновения на территории Иреванской губернии первого армянского государства – Армянской (Араратской) Республики, в Иреване пресса на азербайджанском языке не издавалась. После установления Советской власти, начиная с 1921 года, в Иреване с некоторыми перерывами начала печататься газета на азербайджанском языке. Поэтому историю печатных органов, издававшихся в Иреване на азербайджанском языке, можно разделить на два этапа: период царской России и период Советской власти.
В период царской России с газетой «Экинчи» сотрудничали представители иреванской интеллигенции, проживающие в то время в Иреване, такие, как Мирза Казым Гази Аскерзаде («Муталле»), Гаджи Сейид Рза Амирзаде («Сабир») и Мухаммедали бек Велиев. Фирудин бек Кочарли, Гашим бек Везиров, во время их проживания в Иреване, выступали на страницах газеты «Кешкюль».
Определенный период жизни выдающегося азербайджанского литератора Джалила Мамедкулизаде был связан с городом Иреван. В 1901-1903-х гг. Мирза Джалил во время проживания в Иреване готовился  к сдаче экзамена на судебного адвоката и публиковал статьи в газете «Каспий» о нарушении прав азербайджанцев, проживающих в Иреване. В статье Мирзы Джалила под заголовком «От нашего иреванского корреспондента», опубликованной 7 марта 1902 года в газете «Каспий», говорится о незаконных действиях городского муниципалитета, направленных на захват 60-ти фруктово-виноградных садов, с большим трудом разбитых азербайджанцами на юго-западе города, на берегу реки Занги и орошаемых арыком Далма. Статья, под подписью автора «Ч.М», под заголовком «Иреван», опубликованная 28 марта 1902 года в газете «Каспий», повествует о том, что на заседаниях городской Думы азербайджанцам отказывали без всяких обсуждений в их прошениях.[190] Эти статьи литератора – явный пример того, как в начале XX века официальные государственные органы грубо нарушали права азербайджанцев, проживающих в городе Иреван.
Писатель и публицист Эйнали бек Султанов, представитель литературно-культурной мысли, в 1886 году окончил Иреванскую мужскую гимназию. Являясь корреспондентом газеты «Каспий» по Иреванской губернии, он в 1905-1906-х гг. опубликовал на страницах этой газеты цикл статей о массовых убийствах азербайджанцев, учиненных армянами в Иреване. Именно эти статьи дают возможность получить объективную информацию о событиях, происходивших в Иреване.
В 1906 году увидевший свет сатирический журнал «Молла Насреддин», посредством сатиры и карикатур доводивший до читателя недостатки и уродства своего времени, вызвал большой резонанс в обществе. «Молла Насреддин» за короткое время сумел завоевать внимание широких читательских масс и в Иреване. Внутри иреванской интеллигенции сформировалась группа молланасреддинцев. На страницах журнала «Молла Насреддин» выступали представители интеллигенции, такие как Джаббар Аскерзаде (Мирза Джаббар Аскер оглу Аскерзаде, 1885-1966), Али Махзун (Али Гаджи Зейналабдинзаде Рагимов, 1886-1934), Мамедали Насир (Мамедали Насир Гаджи Мамедзаде Иревани, 1899-1982), Мирза Мухаммед Ахундов, Мешади Мехти Садыгзаде. Корреспонденты «Молла Насреддина» в Иреване, опасаясь воинствующих ретроградов, некоторых религиозных деятелей, не желающих образованности народа, состоятельных иреванцев, жалевших средства на открытие современных школ и просвещение молодежи, выступали под псевдонимами. Так, корреспонденты Али Махзун, используя псевдонимы «Анаш гурбага», «Йетим джудже» и Джаббар Аскерзаде (Аджиз), используя псевдоним «Мехкеме пишийи», старались защитить себя от реакционеров.
На страницах журнала «Молла Насреддин» часто подвергались резкой критике предприниматели и состоятельные люди, которые оставались равнодушными к плачевному положению беженцев, прибывших в Баку и Елизаветполь (Гянджа), спасаясь от массовых убийств, учиненных армянскими вооруженными отрядами в Иреванской губернии и Зангезурском уезде.
В Иреване в 1911-1912-х гг. и 1914 году была издана газета «Эриванский вестник». Эта ежедневная газета, будучи органом Иреванского общества распространения полезных знаний, под заголовком «Общественно-литературная газета», публиковала статьи на трех языках – русском, татарском (азербайджанском) и армянском.[191]В этой газете публиковали свои статьи представители азербайджанской интеллигенции Иревана, получившие образование на русском языке, а также азербайджанские студенты Иреванской гимназии и Иреванской учительской семинарии.
В Иреване первым печатным органом на азербайджанском языке стал сатирический журнал «Лек-лек» (Лейлек). Представители иреванской интеллигенции Мирмухаммед Мирфатуллаев и Джаббар Аскерзаде, с разрешения Иреванского губернатора от 21 января 1914 года, 22 февраля того же года издали первый номер «Лек-лека». «Лек-лек» издавался раз в неделю в объеме 8 страниц в типографии «Луйс» («Свет») в Иреване. В заглавии каждого номера было написано «Лек-лек» еженедельный юмористический журнал на турецком языке». Посредством опубликованных в первом номере журнала «Главной статьи» и стихотворения «Приветствие Лек-лека», адресованного иреванцам, «Лек-лек» заявил о своих убеждениях на манер «Моллы Насреддина». И начиная с первого номера журнала, посредством сатиры до читателей доводились факты об уродстве общественно-политической жизни Иревана, лишении неимущих детей возможности посещать школы, получать образование, шарлатанстве, ir_247творимых под личиной религии, «правоверных», которые считали народ невежественным. Критические статьи на страницах журнала публиковались под псевдонимами «Лек-лек», «Хариф», «Келембаш», «Шейтан», «Йетим джудже», «Кефли», «Шерхата», «Дул тойуг», «Наггал», «Мелик Наггал», «Байгуш», «Хердемхайал», «Палазгулаг», «Мехкеме пишийи», «Хапанд» и др. Большинство этих псевдонимов также встречались на страницах «Моллы Насреддина». Под псевдонимом «Хердемхайал» печатался Мамед Саид Ордубади, «Мелик Наггал» – Алигулу Гамкусар, «Шейтан» и «Дул тойуг» – Мамедали Насири.
В Иреване ретрограды запугивали и осуществляли физический террор по отношению к писателям, призывающим население к просвещению и осведомленности о процессах, происходящих в мире. Было приказано убить Али Мехзуна и Джаббара Аскерзаде — корреспондентов «Молла Насреддина» в Иреване. Молодой корреспондент Мамедали Насири был ранен кинжалом. Журнал «Лек-лек» в своем номере от 28 мая 1914 года опубликовал стихотворение «Насихат» (Наставление), в котором предостерегал:
Соберись, мой аистенок, спокойно сиди на своем месте!
Не связывайся ни с сеидами, ни с беками!
Не видишь, мой ягненок, Насири ранили кинжалом,
Разве в Мерве Юсифа не убил чистильщик обуви? [192]
(Подстрочный перевод)
Упомянутый в стихотворении Юсиф родился в деревне Гамарли Иреванского уезда. Прожив какое-то время в Иреване, он переехал в город Мерв (Туркменистан). Наряду с преподаванием в местной школе, он выступал со статьями в газете «Игбал», издававшейся в Баку. Юсиф Гейдарзаде в школе Ахмадийя, находящейся в городе Мерв, организовал детский театр. В одном из своих выступлений он раскритиковал состоятельное сословие за их безразличие к благотворительности, за что и был убит в феврале 1914 года. Журнал «Лек-лек» в своем номере от 17 июня 1914 года в связи со смертью Юсифа Гейдарзаде опубликовал некролог.
На страницах журнала наряду с событиями, происходящими в Иреване, в сатирической форме до читателей доводились события из Баку, Тифлиса, Нахчывана, Ордубада, Маку и Тебриза. «Лек-лек», в поучительной форме доводя до своих читателей процессы, происходящие в зарубежных странах, дал большой толчок процессу формирования у них национального самосознания. На страницах журнала часто освещалась деятельность Иреванского мусульманского благотворительного общества, а также доводились до сведения читателей трения среди членов общества, которые косвенно препятствовали развитию образованию и культуре.
В номерах журнала «Лек-лек» от 5 мая и 19 мая 1914 года была опубликована статья под заголовком «Вопросы языка». В этой статье, опубликованной Мамедали Насиром под псевдонимом «Дул тойуг», подвергались критике «интеллигенты», использующие в своей речи русские слова, а также муллы, проповедники, ханенде (азербайджанские народные певцы, исполнители мугамов), полуобразованные люди, которые коверкают родной язык, пользуясь витиеватыми выражениями арабского и персидского языков. В последнем номере журнала «Лек-лек», издавшего всего 12 номеров, было опубликовано обращение к читателям за подписью директора и издателя журнала М. Мирфатуллаева и Дж. Аскерзаде. В обращении говорилось о том, что журнал «Лек-лек» будет закрыт, а вместо него подписчикам будет высылаться новый журнал под названием «Чынгы». Также в нем отмечалось, что журнал «Чынгы» будет издаваться под редакцией и совместным руководством Али Махзуна Гаджи Зейналабдинзаде и Джаббара Аскерзаде, а также при материальной и моральной помощи некоторых молодых иреванских просветителей. Однако, судьба журнала «Чынгы» до сих пор осталась загадкой.
Исрафил Мамедов, самоотверженный историк, ученый, публицист и переводчик, защитивший в 1972 году в Иреване кандидатскую диссертацию на тему «История азербайджанской печати в Армении», впервые провел анализ всех номеров журналов «Лек-лек» и «Бурхани-хагигат». В книге «Иреванская тетрадь», изданной Исрафилом Мамедовым в 2002 году, журналам «Лек-лек» и «Бурхани-хагигат» уделены отдельные главы. [193]Со времени закрытия журнала «Лек-лек» и до конца 1916 года об издании в Иреване какого-либо печатного органа на азербайджанском языке нет никаких сведений.
Во время Первой мировой войны русские войска с Кавказского фронта перешли в наступление на Восточный Анадолу. Для содействия России в захвате турецких земель в городе Иреван формировались армянские добровольческие отряды, которые в скором времени отправлялись во фронтовые районы. Армянские вооруженные солдаты учиняли в Иреване бесчинства по отношению к азербайджанцам. С другой стороны, большинство армянских беженцев, в массовом порядке прибывших из Восточного Анадолу на Южный Кавказ, направлялись в город Иреван и его окрестные села. В таких условиях издание прессы на азербайджанском языке было чрезвычайно затруднено.
ir_023Однако, 1 января 1917 года, после долгих переписок под руководством и редакцией известного молланасреддинца, поэта, публициста Али Махзуна и издательством влиятельного представителя интеллигенции Иревана Гасана Мирзазаде Алиева, вышел в свет журнал «Бурхани-хагигат». Бурхан – арабское слово и означает аргумент, доказательство, довод. В первом номере журнала «Бурхани-хагигат» была опубликована редакционная статья «Хагигат» («Правда»), которая заверяла, что в следующих номерах читателям докажут, что название журнала не расходится с его делами.[194]
Выход в свет журнала «Бурхани-хагигат», имевшего литературное, политическое, историческое, научно-техническое направление, стало знаменательным событием в общественно-политической жизни и литературной среде Иревана. Всего 9 номеров этого журнала, который издавался два раза в месяц в типографии «Луйса» в Иреване, увидело свет. Для просвещения народа Али Махзун привлек к сотрудничеству с журналом интеллигентов разных специальностей и студентов Иреванской учительской семинарии. Авторами журнала «Бурхани-хагигат» были: известный молланасреддинец Джаббар Аскерзаде (Аджиз), автор учебников на персидском и русском языках Мирза Джаббар Мамедов, представители интеллигенции, писавшие статьи по естествознанию и медицине – Рагим Наджи, Вахид Муганлы и Тахвил Иревани, поэтессы Шохрат, Нигяр, Сари, Абдульхагг Мехриниса, Фатма Муфида, Рамзиййа.
«Бурхани-хагигат», помимо избавления своих читателей от невежества, взяла на себя миссию доступно разъяснить происходящие события, донести до масс подлинные намерения отдельных партий и организаций, показать силы, стоящие за убийствами, грабежами и массовой резней, предотвратить попытки армян по фальсификации истории наших материально-культурных памятников в Иреване.
После февральской революции 1917 года журнал «Бурхани-хагигат» опубликовал статью под заголовком «Свобода, равенство, справедливость», суть которой состояла в том, что завоевать свободу сложно, но удержать ее еще сложней. Журнал призывал азербайджанских избирателей серьезно отнестись к избирательному процессу и выбрать достойных представителей.
Али Махзун, в своей статье «Свобода ли, рабство ли?», опубликованной в журнале «Бурхани-хагигат», подняв голос протеста против зверств, учиненных армянами по отношению к азербайджанцам, писал: «Каждый день на бульваре, улице, базаре сотни мусульман оскорбляются армянскими солдатами. По ночам, даже в восемь часов, на бульваре невозможно встретить ни одного мусульманина. Многие даже не решаются пойти в театр. А причина, в любом случае, быть оскорбленным и избитым. Свобода ли? Рабство ли? Да, это очень страшное рабство. К кому обращаться? И у кого просить помощи?» [195] 
Журнал «Бурхани-хагигат» предлагал читателям свои статьи под пятью заголовками – «Словарь словарей», «О литературе», «Бытовые проблемы», «Научные статьи» и «Отдел объявлений». Первые номера журнала после того, как набирались в Иреване, отправлялись в Тифлис и после получения разрешения цензуры печатались. Из-за проблем с цензурой 2-ой и 4-й номера журнала не вышли вовремя, а часть статей была заменена. Издатель и редактор «Бурхани-хагигат», хотя и подготовились к изданию журнала в объеме 16 страниц, но не смогли этого осуществить. 29 июня после 9 номера журнал был закрыт. [196] 
В 1917 году в Иреване функционировал ряд общественных организаций, таких как партии «Иршад», «Иттихад», «Йени фирга», «Мудафиейи мазлуман» (партия с социал-демократическим уклоном), Иреванский Мусульманский Национальный Совет, Иреванское мусульманское благотворительное общество. Несомненно, что у некоторых из них были печатные органы. Однако, до нас дошли сведения лишь о газете «Джаванлар шурасы», издававшейся в тот период в Иреване. Иреванский мусульманский Национальный Совет объединял вокруг себя патриотические силы. Этот совет, для предотвращения в Иреване кровавых столкновений на национальной почве, сотрудничал с армянскими политическими организациями. В библиографическом справочнике «Периодика в Азербайджане (1832-1920)», составленном Назимом Ахундовым, отмечалось, что еженедельная общественно-политическая литературная газета «Джаванлар шурасы» была издана в 1920 году иреванскими азербайджанцами из Национального Совета и редактировалась студентами Рзой Тагиевым, М. А. Насиром и Мир Фатуллаевым. [197]
Как отмечает Исрафил Мамедов, первый исследователь истории азербайджанской печати в Иреване, в 1920 году, во время геноцида, учиненного в Иреване против азербайджанцев, невозможно было издавать газету на азербайджанском языке. С другой стороны, один из редакторов газеты Мамедали Насир, в 1918 году, спасаясь от преследования дашнаков, переехал в город Гянджа, где и продолжил свою журналистскую деятельность. До прихода дашнаков к власти в мае 1918 года Иреванский Мусульманский Национальный Совет активно функционировал, из чего можно предположить, что газета «Джаванлар шурасы» издавалась во второй половине 1917 – первой половине 1918 годов.
В то время как в 1918-1920-х годах, в период дашнакской власти в Армении, пресса на азербайджанском языке в Иреване не издавалась, в Баку выходили в свет печатные органы на армянском языке: «Арев» («Солнце»), «Ашхатавори дзайн» («Голос трудящегося»), «Ашхатанки дрошак» («Знамя труда»), «Банвори хоск» («Слово рабочего»), «Гордз» («Работа»), «Йеркир» («Страна») и др. Если в 1918 году в Баку против армян был бы учинен геноцид, как сегодня об этом утверждают армянские историки, то не издавалось бы столько газет и журналов.
ir_297Газета «Коммунист» упоминается как первая газета, издаваемая в Советской Армении на азербайджанском языке. Известно, что спустя короткое время после установления Советской власти в Армении 29 ноября 1920 года, азербайджанское население вновь вернулось на свои родные земли, в связи с этим на повестке дня встал вопрос о представительстве их в центральных органах власти. На первых порах руководящие кадры в Армении назначались из Азербайджана. В середине января 1921 года при поручительстве Революционного Комитета Азербайджана для назначения на руководящую должность Сулейман Нури был направлен в распоряжение Революционного Комитета Армении. Сулейман Нури, будучи членом Коммунистической партии Турции, возглавляемой Мустафой Субхи, остался в Баку. Он также был одним из организаторов I съезда народов Востока, проведенного в сентябре 1921 года в Баку. В середине января 1921 года Сулейман Нури в качестве члена Военно-революционного комитета Армении был направлен в Иреван и, по решению Совета Народных Комисаров Армении, был назначен Народным комиссаром юстиции и председателем Верховного суда. Сулейман Нури в своих воспоминаниях писал, что он одновременно занимался формированием коммунистических ячеек, состоявших из проживающих в Иреване местных тюрков. Он пишет: «… по моему предложению, Центральный Комитет Коммунистической партии Армении послал письмо в Баку. Газетчик, некий товарищ по имени Самих Гусейн был приглашен в Иреван в качестве редактора и выпуск этой газеты, издаваемой в Иреване на языке местных тюрков, стал более эффективным.»[198] 
В другой части своих воспоминаний Сулейман Нури пишет, что в распоряжении Азербайджанской Демократической Республики, под командованием стамбульского турецкого офицера Самиха Гусейна, находился резервный полицейский полк. После падения Азербайджанской Демократической Республики Самих Гусейн как и некоторые турки остался в Баку и, вступив в коммунистическую партию, работал вместе с Сулейманом Нури. [199] Вероятнее всего, Самих Гусейн, приглашенный в Иреван в качестве редактора, является именно тем человеком, о котором писал Сулейман Нури. Таким образом, можно прийти к такому выводу, что мнения некоторых исследователей о том, что редактором газеты «Коммунист» был Гамид Ганизаде, ошибочны. Гамид Ганизаде был редактором не «Коммуниста», а газеты «Ранджбар», издаваемой со второй половины 1921 года. [200]
Во второй половине февраля 1921 года дашнаки, подняв мятеж, свергли Советскую власть в Армении, и город Иреван перешел в их руки. Таким образом, газета «Коммунист» прекратила свою деятельность. В апреле Советская власть в Иреване вновь была восстановлена, а в мае было сформировано новое правительство – Совет Народных Комиссаров. Не владевший армянским языком Сулейман Нури отказался ir_425-rвновь возвращаться в Иреван, обосновав это тем, что исполнять обязанности комиссара юстиции посредством переводчика не эффективно. В июле 1921 года направленный из Азербайджана Бала Эфендиев был назначен заместителем Народного комиссара внутренних дел. Начиная с января 1922 года, Бала Эфендиев занимал должность заведующего тюркской секцией агитационно-пропагандистского отдела ЦК Компартии Армении, помимо этого он был редактором газет «Ранджбар», а затем «Занги», являвшихся органом ЦК Компартии Армении и Иреванского городского комитета партии. Фатима Эфендиева, супруга Балы Эфендиева, также активно участвовала в общественно-политических делах. Помимо того, что она стала первой женщиной-корреспондентом газеты «Ранджбар», она также была руководителем женского клуба, созданного для азербайджанских женщин Иревана. Этот клуб, руководителем которого впоследствии стала Бюльбюль Казымова, выполнил важную работу по проведению культурно-просветительской работы среди азербайджанских женщин и борьбе против религиозного фанатизма. При женских клубах, функционировавших до 1949 года, действовали курсы по ликвидации безграмотности, кройки и шитья, а также кружки самодеятельности и драматические кружки. [201] 
ir_083Газета «Ранджбар», объемом в 4 страницы, издававшаяся вначале в количестве 500, а затем 1000 экземпляров, в 1921 году выпустила 31 номер, а в 1922 году – 46 номеров. В конце декабря 1922 года газета «Ранджбар» перестала издаваться. Национал-шовинистические руководители Армении, надев личину большевиков, не хотели возвращения азербайджанцев на свои родные земли. Кроме того, они никак не хотели издания газеты на азербайджанском языке. Один из секретарей Центрального Комитета Ашот Ованнисян, под предлогом того, что у газеты «Ранджбар» мало подписчиков, дал указание на ее закрытие. С другой стороны, в декабре 1922 года Закавказский краевой комитет партии, обсудив положение некоторых газет, издаваемых в Закавказье, принял постановление. В постановлении говорилось: «Приостановить выпуск газет на тюркском языке в Иреване и Батуми. Считать необходимым издание общей краевой газеты для тюрков Закавказья. Орган ЦК КП(б) Грузии – газету «Йени фикир» издавать ежедневно в качестве органа Закавказского центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров.»[202] 
Заведующий тюркской секцией при ЦК КП(б) Армении Бала Эфендиев, в своем отчете о работе, проделанной секцией за 1922-1925 годы отмечал, что орган ЦК КП(б) Армении газета «Ранджбар» по постановлению Закавказского краевого комитета был закрыт, а вместо него стала издаваться газета «Йени фикир», которая не могла удовлетворить нужды и потребности тюркских районов Армении. [203] 
ir_423-rИсключительно в результате напряженной работы Балы Эфендиева 29 ноября 1925 года газета «Занги», под его редакцией, начала издаваться как орган ЦК КП Армении и Совета народных комиссаров Армянской ССР. Эта газета, издававшаяся вначале один раз, а затем два раза в неделю, играла исключительную роль в просвещении азербайджанцев, защите их прав, вопросах перехода на новый тюркский алфавит. До конца 1928 года газета, издававшаяся под названием «Занги», в январе 1929 года стала издаваться под названием «Гызыл шафаг». Газета «Гызыл шафаг» о своей предшественнице писала: «Газета «Занги» возникла как важное средство и первая ласточка в деле создания истории культурной революции проживающих в Армении тюркоязычных рабоче-крестьянских масс. Выходившая  два раза в неделю, газета «Занги»,  за три года своей деятельности в области агитации и идеологической борьбы, провела большую работу в просветительском и культурном продвижении тюркских тружеников. Ее свет будет содействовать просвещению тюркских трудящихся масс и привлечению их к делу строительства социализма». [204]  После того, как в 1926 году Бала Эфендиев был назначен народным комиссаром социального обеспечения, ответственным редактором газеты стал Мустафа Гусейнов.
ir_422-rВ январе 1930 года Али Акаракли был назначен редактором газеты «Гызыл шафаг». Об этом в своих воспоминаниях Рза Велибеков пишет, что выпускник Закавказского коммунистического университета Али Акаракли, по поручению Центрального Комитета, для руководства коллективизацией был направлен в Басаркечарский район. В это время прибывший в Басаркечарский район второй секретарь ЦК КП Армении Агаси Ханджян во время встречи с Али Акаракли сообщил, что, он был назначен редактором газеты «Гызыл шафаг» без согласия бюро Центрального Комитета ». [205] Это вытекало из того, что в то время при назначении редакторов газет Коммунистическая партия рассматривала соответствующую кандидатуру исходя не из их редакторского опыта или уровня овладения журналистской профессией, а из его политической зрелости.
ir_065Старый коммунист Али Тагизаде, будучи направленным на руководящую работу в Армению, в 1929-1932-х гг. после Балы Эфендиева, был комиссаром социального обеспечения Армянской ССР и одновременно редактором газеты «Гызыл шафаг». Он также был избран членом бюро ЦК КП Армении, а 1933-1935-х годах проработал первым секретарем Вединского райкома партии. Дашнакское руководство Армении искало повод для очернения старого большевика Али Тагизаде. И наконец, «выявив серьезный недостаток» в его работе, Али Тагизаде был направлен в деревню Гаралар Вединского района на должность директора библиотеки. Али Тагизаде, спасаясь от преследований, сумевший вернуться в Баку, в 1959-1963-х годах был избран председателем Верховного Совета Азербайджанской ССР.
В 1932-1936-х годах Мустафа Гусейнов вновь был назначен редактором газеты «Гызыл шафаг». Родившийся в Турции Мустафа Гусейнов был арестован за то, что взял привратником в редакцию своего турецкого друга, некогда прибывшего из Турции. В 1936 году он был заклеймен как «турецкий агент» и расстрелян.
С ноября 1936 года до апреля 1937 года редактором газеты «Гызыл шафаг» был Сафар Алмамедов. Сафар Алмамедов какое-то время проработал народным комиссаром юстиции Армянской ССР, а затем министром юстиции Азербайджанской ССР.
Начиная со 2 октября 1937 года газета «Гызыл шафаг» стала издаваться под названием «Коммунист». В этот период редактором газеты был Акбер Ризаев. Акбер Ризаев, будучи активным участником создания первых комсомольских ячеек среди азербайджанской молодежи Иревана, некоторое время проработал заведующим отделом в Центральном комитете комсомола Армении, а затем в ЦК КП Армении. Впоследствии в Москве он стал заведующим редакцией турецкой литературы в издательстве «Иностранная литература». С 26 сентября 1939 года до закрытия издания в конце 1989 года газета издавалась под названием «Совет Эрменистаны».
ir_031Джафар Велибеков, с краткими перерывами, в течение примерно 20 лет был редактором газеты (в начале «Гызыл шафаг», а затем «Совет Эрменистаны»). В 22 года он был директором Иреванского тюркского драматического театра, в 25 лет секретарем комитета комсомола Басаркечарского района, затем редактором издававшейся в Амасийском районе газеты «На скотоводческом фронте», а позднее работал на должности секретаря Амасийского райкома партии. С 1938 по 1947 год Джафар Велибеков проработал редактором газеты «Совет Эрменистаны», а в 1947-1949-х годах стал первым секретарем Гарабагларского райкома партии. В 1949 году Джафар Велибеков вновь был назначен на должность редактора газеты «Совет Эрменистаны» и руководил коллективом редакции до 1961 года.
Рза Велибеков также дважды был редактором газеты «Совет Эрменистаны». После учебы в 1924-1928-х годах в Закавказском коммунистическом университете он работал секретарем Басаркечарского райкома партии, а затем некоторое время был редактором газеты «Гызыл шафаг». Проработавший на должностях заведующего отделом ЦК КП Армении, народного комиссара юстиции Армянской ССР, заместителя председателя Совета Народных Комиссаров, в 1947-1949-х годах Рза Велибеков вновь был назначен редактором газеты «Совет Эрменистаны», в 1949-1962-х гг. занял должность первого заместителя министра просвещения Армянской ССР. Он также был депутатом Верховного Совета СССР и Армянской ССР. Рза Велибеков – единственный азербайджанец, похороненный в Аллее почетного захоронения (Пантеоне) в Иреване. [206] В 1961-1974-х гг. редактором газеты «Совет Эрменистаны» был назначен бывший первый секретарь Амасийского райкома партии Габиб Гасанов. Во время его работы авторитет и тираж газеты значительно повысился. Книга Габиба Гасанова «Неизгладимые имена, неисцелимые раны», изданная в Баку в 1997 году, повествует о трагедиях, депортациях и геноцидах азербайджанцев, учиненных армянами на протяжении более 200 лет на территории древнего Огузского края – Западного Азербайджана, ныне называемой Республика Армения.
В 1974-1981-х годах редактором газеты «Совет Эрменистаны» был кандидат филологических наук Магеррам Байрамов. В 1966-1969-х годах он был заместителем редактора газеты «Совет Эрменистаны», в 1969-1974-х годах первым секретарем Амасийского райкома партии, а в 1974 году стал редактором газеты «Совет Эрменистаны». Помимо того, что Магеррам Байрамов был редактором газеты, он также занимал должность заместителем Президиума Верховного Совета Армянской ССР.
ir_283В 1981-1984-х гг. редактором газеты «Совет Эрменистаны» стал Джахангир Алиев. После окончания Азербайджанского педагогического института, в 1956-1962-х годах он, проработал редактором издававшейся в Амасийском районе газеты «Трибуна колхозника». Д. Алиев, после окончания в 1962-1964-х гг. Бакинской высшей партийной школы, стал заместителем редактора межрайонной газеты «Ширак», а затем в 1974-1981-х гг. занял должность первого секретаря Амасийского райкома партии. В 1982-1984-х гг. занимал должность заместителя председателя Президиума Верховного Совета Армянской ССР. Джахангир Алиев, вынужденный в 1984 году переехать в Баку, в начале работал в секторе печати при аппарате ЦК КП Азербайджана, а с 1991 год и до конца жизни проработал в газете «Халг газети» заместителем редактора и консультантом.
В советское время, как правило, для местных организаций устанавливался план на подписку на печатные органы Коммунистической партии и правительства. Однако, шовинистические руководители Армении не включили газету «Совет Эрменистаны», являвшуюся органом ЦК КП Армении, Президиума Верховного Совета и Совета Министров, в список газет ir_369-aпредусмотренных для обязательной подписки. Несмотря на это, число читателей газеты неуклонно росло. В середине 80-х годов тираж газеты достиг 10 тысяч экземпляров.
С 1985 года редактором газеты «Совет Эрменистаны» стал Зарбали Гурбанов. Годы работы в газете Зарбали Гурбанова, ранее занимавшего должность первого секретаря Амасийского райкома партии, совпали с периодом вновь активизировавшегося армянского шовинизма, прячущегося за ширмой «перестройки» и «гласности». Начиная с конца 1987 года, редакция газеты «Совет Эрменистаны» заботилась о безопасности не только своих сотрудников, но и вынуждена была выступать в качестве защитницы азербайджанцев, которые подвергались притеснениям, преследованиям и насилию со стороны армян и чьи права грубо были попраны на всей территории Армении. За подписью главного редактора газеты руководящим органам Армении и СССР направлялись обращения, в которых говорилось о притеснениях и насилии, учиняемых против азербайджанцев, и требовалось принятие конкретных мер по обеспечению безопасности наших соотечественников. Однако армянское руководство, проводившее политику «Армения без турков», вместо принятия серьезных мер, всячески покрывало произвол армянских вооруженных отрядов, вынуждавших азербайджанцев покинуть территорию республики. В конце 1988 года большинство сотрудников газеты «Совет Эрменистаны» были вынуждены переехать в Азербайджан. На одном из митингов, проводившихся в Иреване перед зданием оперного театра, было предложено расквитаться с газетой «Совет Эрменистаны» и после этого митингующие окружили здание редакции. Лишь после того, как отряды особого назначения разогнали митингующих, около 20 сотрудников редакции, находившихся в заложниках, были освобождены. ir_029Через некоторое время Зарбали Гурбанов и несколько сотрудников редакции были вынуждены навсегда покинуть Иреван. [207] 
 В 1989 году кандидат исторических наук Исрафил Мамедов стал последним редактором газеты «Совет Эрменистаны». С 1956 года Исрафил Мамедов, связавший свою судьбу с газетой «Совет Эрменистаны», на протяжении более 30 лет умело справлялся с обязанностями заведующего отделом, ответственного секретаря, заместителя редактора. После того как Зарбали Гурбанов был вынужден покинуть Иреван, армянское руководство поручило Исрафилу Мамедову продолжить издательство газеты. По причине нехватки корреспондентов, переводчиков и корректоров, а также в условиях жесткой армянской цензуры издание газеты стало невозможным. Однако армянское руководство, с целью создания впечатления беспроблемности проживающих там азербайджанцев, всячески пыталось продолжить издательство газеты «Совет Эрменистаны». Это делалось потому, что армяне в то время комфортно проживали в Баку и издававшиеся на армянском языке газета «Коммунист», журнал «Агитатор» и «Гракан Адрбеджан» («Литературный Азербайджан»), являвшийся органом Союза писателей, издавались как и прежде. Однако, продолжать издание газеты «Совет Эрменистаны», которая публиковала лишь официальные материалы, полученные посредством телетайпа, было уже невозможно. В конце 1989 года газета «Совет Эрменистаны» навсегда закрылась. В январе 1990 года редактор газеты Исрафил Мамедов, остававшийся в Иреване подобно заложнику, при сопровождении военных был препровожден до границы Азербайджана.
ir_326В газете «Совет Эрменистаны», оставившей неизгладимый след в истории азербайджанской печати, сформировалась когорта профессиональных журналистов, таких как Тофиг Мамедов, Латиф Гусейнов, Джумшуд Султанов, Рза Аскеров, Аскер Аскеров, Наджаф Шабанов, Нусрат Садыгов, Аллахйар Рагимов, Видади Гулиев. Доктор исторических наук Сабир Асадов, доктор филологических наук, редактор газеты «Республика» Теймур Ахмедов, поэт-публицист Гидайат Оруджев, бывший председатель Азербайджанской республиканской государственной телерадиовещательной компании Бабек Мамедов, бывший депутат Милли Меджлиса Эльдар Сафаров, в прошлом являлись сотрудниками газеты «Совет Эрменистаны».
Как правило, редактор газеты «Совет Эрменистаны» избирался депутатом Верховного Совета Армянской ССР и становился заместителем председателя Президиума Верховного Совета Армянской ССР. Прослеживая биографию редакторов газет можно увидеть, что с 1961 года по 1989 года, как правило, на должность редактора газеты «Совет Эрменистаны» назначались те, кто до этого проработал первым секретарем Амасийского райкома партии. Однако, ни одному из редакторов газеты, кроме Рзы Велибекова, не довелось прожить в Армении до конца жизни.
ir_241К сожалению, во времена советской власти, когда иреванские архивы были частично открыты перед азербайджанскими исследователями, история печати, издававшейся в Иреване на азербайджанском языке, не была достаточно исследована. И только исследователь Исрафил Мамедов в своей кандидатской диссертации, которую он защитил в 1972 году в Иреване, на тему «История азербайджанской печати в Армении», исследовал журналы «Лек-лек» и «Бурхани-хагигат», издававшихся в Иреване в период царской России – начале XX века. А журналист-исследователь Газанфар Гарибов в своей дипломной работе «О появлении в Армении органов периодической печати на азербайджанском языке», которую он защитил в 1978 году на факультете журналистики Азербайджанского государственного университета, тщательно исследовал краткую историю газет на азербайджанском языке, издающихся в советский период в Иреване.
В редакции передач иреванского радио на азербайджанском языке также трудились профессиональные корреспонденты и дикторы. В часовой передаче на азербайджанском языке, выходившей в эфир каждый день, помимо официальных новостей, передавались репортажи и интервью корреспондентов, подготовленных в трудовых коллективах, а затем, как правило, звучали записи азербайджанских музыкальных композиций. Первым руководителем редакции передач на азербайджанском языке была Сиддига Гадимова, работавшая в газете «Совет Эрменистаны». Сиддига ir_276Гадимова, будучи депутатом Верховного Совета СССР, помимо журналистской деятельности, занималась также и переводческой работой. Поэт-переводчик Али Вакил (Сафиев) начал свою трудовую деятельность в качестве диктора-редактора в редакции передач на азербайджанском языке. Диктор высшей категории Латифа Далгылыджева и Наджаф Шабанов долгое время озвучивали тексты передач в эфире. Исмаил Исмаилов, Дурсун Аббасов, Джалил Гусейнов, Камил Гусейнов были известны как редакторы, а Рамиз Машадиев как профессиональный радиокорреспондент. В декабре 1988 года редакция передач на азербайджанском языке была вынуждена остановить свою деятельность. Однако, после того как все азербайджанцы покинули Армению, ради политических целей передачи на азербайджанском языке на армянском радио продолжались долгое время, но уже посредством голосов армянских дикторов.
Более глубокое исследование печатных органов, издававшихся в Иреване, в городе, который является неотъемлемой частью летописи азербайджанской печати, служит обогащению истории печати.