Ремесленное дело и искусство

В Иреване, как одного из центров науки и культуры Азербайджана, получило особое развитие ремесленничество и прикладное искусство. Еще начиная со средних веков, в Иреване была создана присущая городам вся инфраструктура. Несмотря на то, что город Иреван неоднократно был разрушен во время землетрясений и войн, он в короткое время восстанавливался. Выгодное географическое положение города и расположение на торговых путях с востока на запад и обратно, стало причиной появления там многочисленных караван-сараев, мечетей, базаров, монетных дворов. Один из торговых путей, называемый Эрзерумской дорогой, через Тебриз и Нахчыван связывал Иреван с Индией, Центральной Азией и Ираном, другой караванный путь, пролегающий из Иревана в Тифлис, простирался до порта Трабзон.
В Иреване сформировалась большая прослойка ремесленников. В городе получили значительное развитие ткачество, гончарное, кожевенное, сапожное и шапочное дело. Портняжное, ювелирное, кузнечное ремесла и ремесло медника также были развитыми отраслями. Как и во всех развитых отраслях Азербайджана, ремесленники Иревана объединялись в цеховых организациях.
Согласно данным русского историка, статистика И. Шопена относительно периода после захвата города в Даракендской части Иревана, на берегу реки Занги располагались мастерские по выделыванию кожи. В этих мастерских помимо кожи местных животных выделывалась кожа животных, привезенная из Баязета и Маку, которая затем выставлялась на продажу. Согласно автору, в начале XIX в. в Иреване выделывалась кожа 4000 крупнорогатого и 25 000 мелкорогатого скота. В тот период в Иреване только у кожевников было 32 лавки. [283]
Цветные стекла, которые украшали Иреванский ханский дворец и другие архитектурные памятники, изготавливались в самом городе. В Иреване изготовляли стекла семи цветов – малинового, красного, розового, синего, голубого, зеленого и оранжевого. Однако во время наступления русских войск на город стеклянный завод был разрушен. [284]. Иреванские столяры прославились своим умением изготовлять азиатские окна. Эти окна были окаймлены многочисленными узорами, для вставления разноцветных стекол, образующих прекрасные рисунки, точно такие, какие представляются в калейдоскопах. [285]
В Иреване особое развитие получило красильное ремесло. Богатая флора города Иревана и территории, на котором он располагался, создавала условия для получения природных красителей, производства разноцветных тканей и выведении этих продуктов посредством торговых путей на зарубежные рынки. Квартал ремесленников, занимающихся красильным ремеслом в Иреване, назывался Шилачи. И. Шопен пишет, что красильщики делятся на два рода: бояхчи – красят ткань в синий цвет и шилачи – красят ткань в красный цвет и другие цвета беспрепятственно. Выбойщики покрывают бумажную бязь разнообразными узорами, на которых представлены лошади и драконы; на скатертях они обычно изображают тарелки, ложки и вилки. [286]
ir_447После российского завоевания многие азербайджанские предприниматели покинули город, в результате чего и потребность на изготовление красильной продукции снизилась. Русский исследователь А. Эрицов, будучи в Иреване, описывал, как в невыносимую жару два мусульманских красильщика посредством вырезанных на дереве печатей красили ткань. [287] 
На территории Иреванского ханства у каждой семьи имелся ткацкий станок. Из ниток, выпряденных женщинами, ткалась хлопчатобумажная ткань. Иреванский хан взыскивал с каждого ткацкого станка по одному куску хлопчатобумажной ткани. [288]
Для получения красителя в Иреване, в основном, используют кошениль. Академик Российской Академии Наук Гаммель особо исследовал этот краситель и в своих исследованиях сравнивал иреванский кошениль с мексиканским. [289] 
В Иреване также было развито шелководство. Больше всего изготовлялась ткань с тисненными узорами. На тканях такого типа вытеснялись реалистически изображенные мотивы растительного мира, особенно вьющиеся цветы. Тисненные ткани обычно состоят из 2-3 полос. Эти, украшенные орнаментами, полосы чередуются, будучи отделенными друг от друга узкими цветными полосами. Тиснение также применялось и в гончарных изделиях. [290]
ir_448Одним из распространенных видов народного творчества является художественная вышивка. В настоящее время два образца художественной вышивки  периода Иреванского ханства находится в Музее истории Азербайджана. После того, как русские войска 1 октября 1827 г. взяли Иреванскую крепость, в качестве одного из трофеев им достались и четыре знамени Иреванского ханства. [291] Впоследствии эти знамена хранились в Кавказском военно-историческом музее в Тифлисе. Информация в путеводителе по Кавказскому военно-историческому музею подтверждает хранение этих знамен в фондах этого музея. [292]
В 1924 г. только два из этих знамен были переданы Государственному музею Азербайджанской ССР (Музей истории Азербайджана). Одно из них указывается как штандарт, принадлежавший Иреванскому правителю Гусейн хану. Остальные три знамени указывают­ся в источниках как «Знамена персидских пехотных полков».
ir_446Эти знамена в настоящее время хранятся в Музее истории Азербайджана под инвентарными номерами 461 и 473. Эти знамена считаются редкими и ценными образцами художественной вышивки. Полотнище знамени Иреванского хана представляет собой вытянутый треугольник со сто­ронами 145x261x217 см, изготовленный из бордовой суконной ткани. К верхней части пришит древковый мешочек из зелёного сукна. Остав­шиеся две стороны окантованы разноцветной (бежевого, красного и коричневого цветов) бахромой. На верхней широкой части возле древкового мешочка, изображен лев с восходящим солнцем. Лев светло-коричневого цвета показан в профиль, стоит на трех лапах, вооружен­ных когтями, правая передняя лапа приподнята и длинный хвост изо­гнут к спине полукругом. Из открытой пасти льва высунут язык и вид­ны клыки. Правый глаз льва, правая ноздря и два уха вышиты черными, а когти, клыки и язык вышиты жёлтыми нитями. Над спиной льва изо­бражено жёлтое полукруглое восходящее солнце с человеческим лицом. Изготовленные из синего сукна пять лучей солнца пришиты светло-коричневыми шелковыми нитями. Глаза вышиты жёлтыми и черными, брови и нос черными нитями.
Надо львом размещены два шестиконечных прямоугольных картуша. В картуше возле хвоста имеется надпись, вышитая черным шелком на жёлтом фоне. Надпись на арабском языке гласит следующее: «Я по­ступаю по шариатским законам». Также в картуше дана дата «1241». 1241 по календарю хиджри 1825/26 год европейского календаря. Над­пись в другом картуше гласит: «Помощь от Аллаха и близкая победа». Здесь также дана дата по хиджри «1241». Надписи и изображения на лицевой и оборотной сто­роне знамени одинаковы.[293]
Полотнище другого знамени Иреванского хана представляет собой квадрат размерами 156×156 см. Полотнище состоит из шелковой ткани бордового цвета с пришитой на нее ромбовидной белой тканью (при передаче знамени музею, цвет тка­ни был отмечен как белый, ныне знамя выцвело и имеет бежевый оттенок) и красного древкового мешочка. Повторяющие друг друга лице­вая и оборотная стороны полотнища были изготовлены отдельно, а затем сшиты вместе. Таким образом, полотнище двухстороннее и двухслойное.
В образовавшихся, после прикрепления белого ромба, красных треугольниках в углах полотнища, параллельно сторонам белой ткани изображены четыре прямоугольных картуша с фигурными краями, в ко­торых на черном фоне имеются золотистые надписи на арабском языке. В верхнем левом углу написано следующие слова: «Во имя милосердно­го и сострадательного Аллаха», в верхнем правом углу написано: «Поистине мы даруем тебе очевидную победу». Надписи в нижних картушах с тру­дом были прочитаны, так как та часть ткани, где расположена надпись, имеет повреждения. В нижнем левом углу написано: «Помощь от Алла­ха и близкая победа», в правом углу написано: «И обрадуй же верующих».
ir_445В расположенном в центре ромбе, углы которого направлены к сторонам бордового полотнища, изображён лев с восходящим солнцем и два картуша с надписями.
Изображенный светло-коричневый лев показан в профиль, стоит на трех лапах, вооруженных (в геральдике, если изображение животно­го имеет зубы и когти, используется термин «вооружен» – 180, 82) ког­тями, а четвертая лапа держит саблю острием верх. Сабля типа шамшир, имеет изогнутый клинок, перекрестие и рукоять с навершием. Голова льва изображена с гривой и высунутым языком. Повернутая назад голо­ва льва позволяет увидеть правый глаз, правую ноздрю и два уха. Длин­ный хвост с мехом на конце изогнут к спине полукругом. Над спиной льва изображается жёлтое восходящее солнце с тринадцатью лучами.
Надо львом размещен жёлтый каплевидный картуш, в котором на­писано черными буквами на арабском языке: «Ас-султан бен ас-султан шах Фатали Каджар, 1239». Подо львом помещен жёлтый прямоугольный картуш с фигурными краями, внутри картуша черной краской на арабском языке написаны слова, которые очень трудно разо­брать из-за полустертости надписей. На знамени указана дата «1239». Вероятно, это 1239-й год по хиджре, что дает право отнести его к 1823- 1824-м годам.
Древковый мешочек изготовлен из суконной ткани красного цвета.
Древко знамени длиной 261 см, диаметром в разрезе 3,8 см изготов­лено из вяза. На поверхность древка нанесено лаковое покрытие. На ниж­нюю часть древка надет железный конусовидный подток длиной 14,5 см.
Как составная часть знамени, имеется прикреплявшийся к навершию шнурок с кистью на конце. Шнурок и кисть изготовлены из витых серебристых нитей.[294]
Существуют множество образцов прикладного искусства созданных в Иреване и дошедших до наших дней: художественная резьба по дереву и камню, кованые металлические изделия, ковры, фаянсовая посуда, узорные вышивки. К сожалению, в настоящее время большая часть такого рода образцов искусства выставляется в музеях Армении и зарубежных государств в качестве образцов, принадлежащих армянам.
В 30-е гг. XIX в. ремесленным делом в Иреване занимались 2318 человек. Из них 1436 – азербайджанцы, 468 – местные армяне, а 386 – армяне, переселенные в Иреван. [295
В Иреване у каждого мастера был один или два ученика. Ученичество обычно начиналось с 12 лет, и примерно через 10 лет ученик достигал мастерства. Мастер не выплачивал своему ученику заработную плату, а давал деньги за ученичество, одежду и еду. Ученика, достигшего мастерства, опоясывали красным ремнем и после этого ему повышали зарплату. Помимо учеников мастера нанимали поденщиков. В начале XIX в. в Иреване трудились 722 мастера и 667 ученика.
И. Шопен писал, что в 30-е гг. XIX в. в Иреване осталось только два художника, которые, не найдя меценатов для реализации своих талантов, оказались в жалком положении. Далее И. Шопен отмечал: «Искусство их (художников) посягает на изображение цветов, гирлянд, птиц; в дни отважности, они решаются на пейзажи охоты, даже портреты, за самую сходную цену; нельзя не любоваться свежестью и ясностью колорита». [296]
Тебризские школы миниатюры и ковроделия оказали большое влияние на существующие в Иреване виды прикладного искусства.
ir_449В XIX в. прогрессивные традиции художественного творчества Западной Европы и России также оказали свое влияние на творчество мастеров Азербайджана. Новые тенденции, в первую очередь, проявились в стиле работы и формах изображения художников. Реалистические направления в изобразительном искусстве Северного Азербайджана нашли отражения в творчестве одного из выдающегося представителя живописи Мирзы Гадима Иревани.
Мирза Гадим Иревани (1825-1875) считается основоположником азербайджанской станковой живописи. Мирза Гадим родился в семье состоятельного мастера. Еще в юношеские годы у него возникла тяга к живописи и орнаменталистике. Он узнал тонкости гравировки от своего отца Мухаммед Гусейна, мастера гравировки по дереву. После того, как Мирза Гадим получил образование в Тифлисской гимназии, он вернулся в Иреван, где до конца своей жизни проработал телеграфистом. Он в совершенстве владел персидским, русским, французским языками. Мирза Гадим также владел богатой библиотекой.
Исследователь наследия Мирзы Гадима Иревани академик Расим Эфенди писал, что Мирза Гадим был одним из тех мастеров, которые охватывали многие области живописи. Особый талант он проявлял как портретист и орнаменталист. Его произведения, написанные на стекле, коже и ткани, демонстрируются в Азербайджанском государственном музее искусств в Баку, Государственном музее искусств Грузии в Тбилиси, Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге. Свои первые произведения он любил писать на стекле. Эти были, в основном, портреты молодых женщин. В юные годы Мирза Гадим изготовлял для мастериц, занимающихся тамбурной вышивкой рисунки-образцы орнаментов. Дошедшие до наших дней образцы такого рода орнаментов показывают, что Мирза Гадим был мастером, глубоко знавшим азербайджанскую орнаменталистику.
Его рисунки-образцы орнаментов привлекают внимание своей оригинальной композицией и разнообразностью. Мирза Гадим также известен как создатель рисунков-образцов орнаментов для настенной живописи. Большая часть рисунков-образцов орнаментов такого типа составляют взятые из мира флоры и фауны мотивы, построенные на основе симметрии. Основные мотивы, взятые из мира фауны, составляют соловьи, ласточки, павлины, из мира флоры – кусты, розы, цветки граната.
С этой точки зрения особо привлекает внимание картина Мирзы Гадима «Соловей, сидящий на розовом кусте». В настоящее время эта картина хранится в Азербайджанском государственном музее искусств. ir_450Этот мотив в творчестве Мирзы Гадима неоднократно повторялся в различных композициях, написанных на различных материалах (стекло, кожа, ткань, бумага). [297]
В 50-е гг. XIX в. в Ханском дворце, который из-за отсутствия ухода пришел в запущение, а из-за сырости испортились настенные картины, отвалились зеркала с карниза и потолка, были проведены частичные реставрационные работы. Неоднократные реставрационные работы Ханского дворца в 1867-1874-х гг. проводил Мирза Гадим. Он восстановил большую часть настенных картин в Зеркальном зале. Написанные Мирза Гадимом масляными красками портреты «Фатали шах», «Сардар Иревана», «Гасан хан», «Рустам Зал» в настоящее время хранятся в Государственном музее искусств Грузии в Тбилиси, а портрет «Аббас Мирза» – в Азербайджанском государственном музее искусств.
Исследователь Н. Миклашевская отмечает, что Мирза Гадим Иревани написал для Ханского дворца несколько больших портретов размером 2м x1м. Н. Миклашевская считает, что портреты, написанные на холсте масляными красками, по существу, являются первыми станковыми произведениями азербайджанской живописи. Исследователь отмечает, что в 1914 г. при разрушении Ханского дворца эти портреты были сняты со стен и в настоящее время находятся в Государственном музее Грузии. [298]
Эти портреты можно считать первыми произведениями в истории искусства Азербайджана, написанными масляными красками. В настоящее время известны 23 произведения Мирзы Гадима. 20 его произведений, написанных акварельными красками и карандашом демонстрируются в Азербайджанском государственном музее искусств в Баку. Одна из особенностей произведений Гадими заключается в наличии подписи автора на многих из них.
Весьма примечательна одна картина Мирзы Гадима, хранящаяся в настоящее время в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге. Это произведение – подарок в виде папки. Внутри папки справа находилось зеркало, а слева написан портрет неизвестного мужчины. Надпись под портретом гласила: «Для генерала Карвилина». Эта надпись дает основание предполагать, что Мирза Гадим подарил это произведение русскому генералу, который в то время находился на Кавказе. Орнаментальные узоры, украшавшие нижние и верхние части папки напоминали ковровую композицию. Самую красивую часть этой орнаментальной композиции составляли узоры, находящиеся в ее промежуточной части. На этой части прозрачными красками был изображен соловей, сидящий на большом букете из ириса и роз. .[299]
К сожалению, большая часть произведений Мирзы Гадима так и не дошла до наших дней. Его наследие же, оставшееся в Иреване, было уничтожено армянскими вандалами.
ir_451В Иреванском ханстве особое место среди различных декоративных видов ремесел занимало ковроткачество. Часть ковров ткалась для удовлетворения нужд населения, а другая часть – для вывоза на зарубежные рынки. Ткать ковры, килимы (шерстяной безворсовый ковер ручной работы), паласы и т.д. было не присуще армянскому менталитету. Армяне, переселенные в Иреван в  начале XIX в., в основном, занимались торговлей, починкой обуви и работали парикмахерами. С другой стороны, армяне занимались разведением свиней, а азербайджанцы – овец. По этой причине ткачество и ковроделие закрепилось именно в азербайджанской среде. Путешественники того периода отмечали, что местное население разводило овец и ткало из шерсти овец великолепные ковры, мешки, паласы, попоны, а также вязало теплую зимнюю одежду, перчатки (рукавицы), носки.
Иреванские ковры делились на ворсовые (халча, халы, гяба и т.д.) и безворсовые (палас, килим, джеджим, сумахи, зили и т.д.). Эти ковры отличаются изяществом узоров и богатым колоритом. На коврах находили отражение тавро и атрибуты, пришедшие из тюркских мифологий, а также в большинстве случаев год выпуска и имя ткача.
Богатая природа Иревана придавала особые оттенки коврам этого региона, даровала многообразие цветов для решения цветовой композиции ковров. Разноцветные краски являлись основной особенностью, которая отличала ковры этого региона от других. В выборе узорной композиции ковров важное место занимали представления местного населения, мифические воззрения, поверья и это находило отражение в коврах. [300]
ir_452Иреванские ковры, будучи орнаментальными и сюжетными коврами делились на две группы. Богатство особого колорита и красочность узоров была присуща орнаментальным коврам, и ткались больше всего именно эти ковры.
Образцы Иреванской школы ковра, которая была близка Карабахской и Тебризской школам ковра, временами вывозились за рубеж и становились собственностью армянских коллекционеров. Сегодня ковры, вывозимые на мировой рынок под названием «Иреванские ковры» или «армянские ковры», были сотканы азербайджанскими мастерами.