Падение города

В начале XIX века Иреванское ханство стало самым последним из ханств Северного Азербайджана, завоеванных Россией. На протяжении более 150 лет армяне обращались к русским царям за помощью в создании армянского государства на территориях, охватывающих Эчмиадзинскую церковь, и всяческими посулами старались склонить их к началу боевых действий.
Армяне, осознав, что европейские государства не смогут оказать им реальную помощь в создании государства, посредством ценных подношений старались привлечь к себе внимание русских царей. Так, проживающий в Йени Джульфе (Новой Джульфе) армянский торговец шелком Ходжа Закар Саградов в 1660 году подарил царю Алексею Михайловичу «Алмазный трон» из слоновой кости. Трон, в настоящее время хранящийся в «Оружейной палате» Московского Кремля, украшен 897 алмазами, 1298 яхонтами, 18030 зернами бирюзы.[52]
В 1666 году купцы из Йени Джульфы, во главе с Григором Лусиковым, приехав в Москву, преподнесли царю ценные подарки. Спустя некоторое время, в мае 1667 года, был заключен торговый договор, открывавший большие возможности для армянских купцов в России.
В 1677 году армянин Исраэль Ори, будучи в составе делегации, отправленной Эчмиадзинской церковью в Европу на поиски зарубежной помощи, посетил европейские государства и понял, что никакой реальной помощи от их правителей ожидать не стоит. Поэтому в 1701 году, он встретился с русским царем Петром I и преподнес царю ослепительные подарки. И. Ори предложил царю план по созданию армянского государства на территории Сефевидской империи.
22 февраля 1726 года российская императрица Екатерина I издала указ, согласно которому армяне удостаивались высочайшей благосклонности и покровительства.  [53]
ir_411Во второй половине XVIII века армяне вновь активизируются. В 1760 году индийский армянин Иосиф Эмин вел переговоры с российским правительством и грузинским царем о предоставлении армянам помощи в войне против Ирана и Турции. В 1769 году астраханский армянин Мовсес Сафаров предоставил русскому двору план, в котором он предлагал «освободить Армению» с помощью русской армии  и под покровительством России создать армянское государство. В 1780 году глава армянской епархии России Иосиф Аргутинский (Овсеп Аргутян) и проживающий в Москве армянский купец Иван Лазарев (Ованес Лазарян – его отец Егиазар Лазарян после убийства Надир шаха в 1747 году бежал в Москву, прихватив ценные драгоценные камни из казны. Впоследствии самый большой из этих бриллиантов был преподнесен Екатерине II в качестве подарка. В настоящее время этот бриллиант хранится в Москве в «Оружейной палате») представили делегации российского правительства план, в котором предлагалось на границе Османской Турции и Персии создать под протекторатом России независимую армянскую монархию. Предполагалось, что столицей армянского царства, о создании которого так мечтали армяне, будет Вагаршапат или Ани.[54]
Через некоторое время Россия стала планировать военную кампанию на Кавказе. Для обсуждения с императрицей Екатериной II вопроса о создании армянского государства армянской стороной, в качестве посредников, были привлечены фаворит и ближайший помощник императрицы Екатерины II, государственный и военный деятель, граф Григорий Александрович Потемкин и полководец Александр Васильевич Суворов, чья мать, предположительно, была по национальности армянкой. Армяне заверили Суворова в том, что во время наступления русских войск на Южный Кавказ местные армяне окажут им активную помощь.[55]
Примечателен диалог между Г. А. Потемкиным и императрицей Екатериной II в романе-хронике Валентина Пикуля «Фаворит».
Потемкин сообщил ей (императрице), что вызвал Суворова:
- Велю протопопу кронштадтскому мирить его с женою. А потом совещание будет. Я да Суворов! Еще и армяне — Лазарев с Аргутинским. Станем судить о делах ихних. Армяне, люди шустрые, уже и столицу себе облюбовали — Эривань.
- Что толку от столицы, если и страны нет?
- Сейчас нет, после нас будет, — отвечал Потемкин.[56]
Беспрерывные распри и конфликты между азербайджанскими ханствами привели к тому, что во второй половине XVIII в. Иреванское ханство попало в частичную зависимость (с определенными перерывами) к Картли-Кахетинскому царству, и тем самым создались условия для вмешательства во внутренние дела ханства. Принятием Картли-Кахетинского царства под протекторат России, согласно договору, подписанному в июле 1783 года в городе Георгиевск, Россия еще больше укрепила свои позиции на Южном Кавказе. После этого, правящие круги России послали всем ханствам Азербайджана письма о принятии протектората России и подарки. В ноябре того же года граф Апраксин представил письмо российского правительства Иреванскому хану – Гусейнали хану. В письме Гусейнали хану было предложено повиноваться царю Картли-Кахетии Ираклию II. Эти шаги России сильно обеспокоили Османскую Турцию и османский султан начал проводить политику по объединению ханств Азербайджана против России. [57]
ir_354-aВ начале 90-х годов XVIII века Ага Мухаммед хан подчинил ханства Южного Азербайджана, намереваясь возродить Сефевидскую империю. В 1795 году он начал военное наступление на Южный Кавказ с целью подчинить все ханства Северного Азербайджана, а также Картли-Кахетинское царство. Его наступление расстраивало планы России по захвату Южного Кавказа. Поэтому в апреле 1796 года русские войска под командованием генерала Валериана Зубова начали наступление на Южный Кавказ. Русские войска в кратчайшие сроки овладели Дербентом, Шемахой, Гянджой и Баку. Следующей их целью было Иреванское ханство. Однако, после смерти Екатерины II, в ноябре того же года, наступление было прекращено и русские войска отступили.
В результате присоединения Восточной Грузии к России в феврале 1801 года в подчинение России также перешли расположенные на северной границе Иреванского ханства и зависящие от Картли-Кахетинского царства Памбак, Борчалы, Газахский и Шамшадильский султанаты. Попытки Иреванского хана вернуть Памбакскую провинцию оказались безуспешными. После назначения в сентябре 1802 года «прославившегося» своей жестокостью генерала Павла Дмитриевича Цицианова (Павел Цицианов – потомок грузинских князей, перебравшихся в 1724 году в Россию из Картли-Кахетинского царства. В феврале 1806 года, во время второго наступления на Баку, он был убит племянником Бакинского хана и обезглавлен. Его голова была отправлена Фатали шаху Каджару, а обезглавленное тело похоронено в Тифлисе.) главнокомандующим русских войск на Кавказе, был завоеван также Шораельский султанат.
После завоевания в январе 1804 года Гянджинского ханства очередной целью русских войск стало завоевание Иреванского ханства. Таким образом, с завоеванием Иреванского ханства Россия не только приобретала военно-стратегический плацдарм, но и укреплялась у границ Персии и Турции. 10 мая того же года П. Цицианов направил письмо Иреванскому хану Мухаммед хану, в котором содержалось требование прислать письмо с его печатью и выражением согласия на следующие пункты: 1) русские войска должны разместиться в Иреванской крепости; 2) Хан должен признать Российского императора своим государем и присягнуть ему на верность; 3) Ежегодно выплачивать императору дань в размере 80 тысяч рублей. В случае принятия этих условий П. Д. Цицианов обещал пожизненную неприкосновенность жизни и владычеству хана.[58] Однако Мухаммед хан не принимает предложения Цицианова. Поэтому он предпринимает серьезные меры для еще большего укрепления Иреванской крепости. Число защитников крепости доводится до 7 тысяч бойцов, число пушек на крепостных башнях до 22 орудий, а также в большом количестве заготавливается провиант.
ir_153Первый поход на Иреванское ханство начался 12 июня 1804 года, когда под командованием Цицианова русские войска, захватив Гюмри, начали наступление на Иреванскую крепость со стороны Абарана. Персия, в свою очередь, стремясь опередить русские войска, послала на территорию Иреванского ханства войска под командованием Аббаса-Мирзы, наследника Фатали хана Каджара. Когда русские войска 19 июня 1804 года добрались до Учкилсе (Эчмиадзин), войска Аббаса-Мирзы уже находились там. Попытки генерала П. Д. Цицианова захватить Учкилсе были безуспешны и русские войска, понеся серьезные потери, отступили. 25 июня 1804 года Цицианов отдает приказ о наступлении на Иреванскую крепость. В то же время русские войска, притесняя войска Аббаса-Мирзы, заставили их отступить на противоположный берег реки Араз (Аракс). Русские войска окружают Иреванскую крепость. На письма генерала П. Д. Цицианова, с угрозами и требованиями сдачи крепости, Мухаммед хан отвечал дипломатично, стараясь выиграть время. Ни атаки крепости русскими войсками, ни предательская помощь армян не дали никаких результатов. Мухаммед хан был уверен, что затягивание времени приведет к истощению продовольственных запасов русской армии и осада крепости не даст каких-либо результатов. Так и произошло. 31 августа Цицианов созвал заседание Военного совета. На заседании было принято решение прекратить осаду крепости. Так был положен конец безуспешной войне, в результате которой русская армия потеряла 2000 человек. Захватническим грезам Цицианова не суждено было сбыться. 4 сентября 1804 года русские войска отступили в Грузию.
Во время первого похода русских войск на Иреванскую крепость армяне опять проявили свою предательскую сущность. Во время осады крепости армянские шпионы сообщили Цицианову о том, что оборона крепости с восточной стороны слаба и следует атаковать, в первую очередь, именно с этой стороны. В то время, когда осажденная крепость переживала свои тяжелые дни, отряд грузинского армянина Ростам-бека из Грузии через Памбак-Абаран дважды доставлял русским войскам боеприпасы, но в третий раз он был схвачен. Дабы преподать другим урок, предатель Ростам-бек был казнен в Тебризе. [59]
ir_155В июле 1806 года генерал-фельдмаршал Иван Гудович был назначен главнокомандующим русскими войсками на Кавказе. Одной из поставленных перед ним задач было завоевание Иреванского ханства и присоединение его к России. Однако завоевательная политика России, в первую очередь, сильно беспокоила Францию, которая решила использовать Персию и Турцию против России. В декабре 1806 года Франция посылает в эти страны большое число офицеров и инженеров, чтобы те помогли в реконструкции и решении задач по обеспечению их армий современной техникой. В декабре 1807 года иреванский хан Гусейнгулу-хан Каджар, для укрепления Иреванской крепости, воспользовался услугами французского инженера. В Иреванской крепости были построены завод по отливу пушек и завод по производству пороха, набраны дополнительные войсковые части, стены крепости были укреплены. Гудович описывал Иреванскую крепость так: «Крепость укреплена по всем европейским военным правилам, имея 2 стены и впереди их ров и гласис. Во рву поставлены были пушки и применялась картечь, чего прежде никогда персияне не делали, также были фугасы…». [60]
25 сентября 1808 года начался второй поход русских войск на Иреванское ханство. Генерал-фельдмаршал И. Гудович с 6-ти тысячной армией и 12-тью орудиями перешел в наступление на Иреван. На следующий день Гусейнгулу-хан выступил с 5-ти тысячной армией для предотвращения наступления русской армии у Абарана, но потерпев поражение, вынужден был отступить. 27 сентября захватив монастырь Учкилсе (Эчмиадзин), русские войска разбили лагерь в окрестностях Иревана. Гусейнгулу-хан, оставив в крепости 2-х тысячное войско, поручил ее оборону своему брату – Гасан-хану. Сам же с 5-тысячным войском покинул крепость и, с целью нанесения удара по тылу русских войск, разбил лагерь в окрестностях реки Гедар. На все ультиматумы о сдаче крепости и ir_380-aсоблазнительные обещания генерал-фельдмаршала И. Гудовича, который к тому времени захватил внешний город и окружил крепость со всех сторон, Гасан-хан отвечал отказом и заявлял, что гарнизон крепости будет сражаться до последнего вздоха человека. 17 ноября 1808 года, после долгих приготовлений, русские войска начали очередное наступление на Иреванскую крепость, длившееся две недели и снова завершившееся безуспешно. Отряды генерал-фельдмаршала И. Гудовича понесли большие потери и вынуждены были отступить под ударами защитников крепости. Потери русских войск составили: около 300 солдат и офицеров убитыми, около 600 солдат и офицеров ранеными. С приближением зимы у русских войск, осаждающих Иреванскую крепость, иссякали боеприпасы и провиант. Наконец, 30 ноября осада крепости была снята. Русские войска, потеряв более 1000 человек, под командованием генерала Гудовича, который был, так же как и Цицианов чванливым и высокомерным, в суровую зимнюю погоду вернулись в Грузию. Таким образом, второй поход русской армии на Иреванскую крепость позорно завершился. [61]
Гусейнгулу-хан, зная, что Россия не откажется от намерения завоевать Иреванское ханство, наряду с укреплением Иреванской крепости, в 1815-1817 гг., при участии французских инженеров построил вблизи нее грандиозный военно-оборонительный комплекс – Сардарабадскую крепость.
Несмотря на то, что согласно подписанному 12 октября 1813 года между Персией и Россией Гюлистанскому договору провинции Шамшадиль, Лори-Памбак и Шораель, а также Гянджинское, Карабахское, Шекинское, Ширванское, Бакинское, Губинское, Дербентское, Талышское ханства и Дагестан навсегда вошли в состав России, стабильность в регионе так и не наступила. Россия стремилась, завоевав Иреванское и Нахчыванское ханства, укрепить свои границы, а активизировавшаяся Англия, занявшая в этом регионе место Франции, стремилась, оказывая военную помощь Персии и Турции, вытеснить Россию, стремящуюся получить выход к теплым морям через Южный Кавказ. Наследник престола Аббас-Мирза, довольный уровнем подготовки своей армии, был уверен в победе в войне с Россией и 16 июля 1826 года начал наступление, стремясь, в первую очередь, освободить Карабахское ханство. Иреванский хан Гусейнгулу-хан, также не смирившийся с потерей территорий ханства в соответствии с ir_400-aГюлистанским договором, серьезно подготовился к войне и 16 июля атаковал пост русских солдат, расположенный в деревне Мирак Абаранского магала. Брат Гусейнгулу-хана – Гасан-хан, атаковав расположенный в Беюк Гаракилсе (впоследствии Кировакан, в настоящее время город Ванадзор) штаб русских войск, 9 августа овладел им. Затем ханские войска заняли и Гюмри. Таким образом, Шораель и Памбак вновь были присоединены к Иреванскому ханству.
Император Николай I, накануне пришедший к власти (в 1825 г.), поручил главнокомандующему русскими войсками на Кавказе генералу А. П. Ермолову в кратчайшие сроки завоевать Иреванское ханство.
В первой половине сентября, после поражения войск Аббаса-Мирзы в сражениях с русскими войсками у Шамкира, Гянджи и Карабаха, войскам иреванского хана пришлось оставить Памбак и Шораель. После этого, до весны 1827 года, русские войска начали подготовку наступления на Иреван. Император Николай I приказал генералу А. П. Ермолову начать наступление на Иреванское ханство до 1 апреля 1827 г. и послал на помощь в Тифлис начальника Генерального штаба российской армии И. И. Дибича. Указом императора от 27 марта на место Ермолова был назначен генерал-адъютант И. Ф. Паскевич. 30 марта в Тифлисе был проведен парад армянских добровольческих отрядов, входивших в состав русских войск, готовившихся к наступлению на Иреванское ханство. В начале апреля под командованием генерал-адъютанта Константина Бенкендорфа и в сопровождении архиепископа Нерсеса Аштаракеци через Борчалы начался третий поход русских войск на Иреванское ханство.
ir_401-aАвангардный отряд генерал-адъютанта К. Бенкендорфа состоял из 5-ти тысяч пехотинцев, приблизительно тысячи казаков и 12-ти орудий. После того, как 13 апреля русские войска, не встретив серьезного сопротивления, дошли до монастыря Учкилсе (Эчмиадзин), они столкнулись с проблемой нехватки провианта. Обещания архиепископа Нерсеса Аштаракеци относительно обеспечения армянами русских войск провиантом оказались ложными. Ведь на территории ханства не проживало такого количества армян, которое могло бы обеспечить русские войска провизией, хотя бы на несколько дней. Азербайджанское же население, еще до начала боевых действий, по приказу хана, было переселено на противоположный берег реки Араз (Аракс). 16 апреля К. Бенкендорф начал штурм Сардарабадской крепости. Крепостным гарнизоном командовал 16-летний внук Гасан-хана – Фатали хан. Конница Гасан-хана преследовала русские войска и не подпускала их к крепости, однако превосходство русских в артиллерии не давало возможности ему одержать победу. На письмо К. Бенкендорфа, с требованием сдачи Сардарабадской крепости, Фатали хан дал резкий, отрицательный ответ. После того, как отправленный генерал-адъютантом И. Ф. Паскевичем из Тифлиса 10-дневный продовольственный резерв достиг Эчмиадзина, генерал-адъютант К. Бенкендорф отдал приказ о штурме Иреванской крепости.
25 апреля началась осада Иреванской крепости. Все попытки Бенкендорфа захватить крепость не увенчались успехом. Крепость мужественно защищалась. В ней было размещено 26 орудий, численность гарнизона была доведена до 5-ти тысяч бойцов, в достаточном количестве имелись продовольственные запасы. Крепостная артиллерия наносила тяжелые удары по позициям русских отрядов. Ханские бойцы,  разделившись на мелкие отряды, совершали вылазки из крепости и, нанося русским отрядам неожиданные удары, быстро возвращались обратно. Ультиматумы Бенкендорфа о сдаче крепости и его соблазнительные обещания не возымели действия на Гусейнгулу-хана. Гасан-хан же, после укрепления своего отряда на противоположном берегу реки Араз (Аракс), наносил непрерывные удары по войскам К. Бенкендорфа, и тем самым помогал своему брату Гусейнгулу-хану. Постепенно усиливающаяся жара, распространение болезней день за днем приводили к обессиливанию войск Бенкендорфа, что делало невозможным завоевание крепости.
Генерал-адъютант И. Ф. Паскевич выступил 1 июня из Тифлиса с войском, состоящим приблизительно из: 5-ти тысяч пехотинцев, 8-ми сот кавалеристов, 3-х тысяч всадников иррегулярной (не регулярной) конницы и 26-ти орудий. 8 июня войска достигли Учкилсе. Проверив осаду Иревана, И. Ф. Паскевич убедился, что под командованием нерешительного генерал-адъютанта К. Бенкендорфа невозможно захватить Иреван. 19 июня осада Иревана была поручена дивизии под командованием генерала Афанасия Красовского. В тот же день генерал Паскевич выступил в направлении Нахчывана с целью захвата Нахчывана и Аббасабадской крепости, чтобы, таким образом, пресечь сообщение между войсками Аббас-Мирзы и Иреванского ханства. Русские части 26 июня заняли Нахчыван, а 7 июля Аббасабадскую крепость. Генерал А. Красовский поняв, что продолжение осады Иреванской крепости не даст каких-либо результатов, решил до наступления прохладной погоды и прибытия посланной из Тифлиса осадной артиллерии, снять осаду и 22 июня отдал приказ об отводе войск к лагерю, расположенному у Абарана. [62]
Гусейнгулу-хан знал, что русские части отступили временно и что после возвращения войск из Нахчывана, генерал-адъютант И. Ф. Паскевич вновь начнет атаковать Иреванскую крепость. Гусейнгулу-хан, воспользовавшись передышкой, предпринял серьезные меры по значительному укреплению крепости. Фортификационные сооружения вокруг крепости усовершенствовались, все строения на ружейный выстрел от крепостной стены были уничтожены, гласис (пологая земляная насыпь перед наружным рвом крепости, которую возводили с целью улучшения условий обстрела впередилежащей местности, маскировки и защиты укрепления) значительно возвышается, чтобы открыть эспланаду для более лучшего обзора окрестностей вырубается расположенный между крепостью и городом сад, принадлежавший гарему хана. [63]
На крепостных стенах было размещено 52 орудия. В крепость, из внешнего (наружного города) и окрестных районов, было переселено 18 тысяч человек. Население крепости на несколько месяцев было обеспеченно продовольствием[64]
ir_0894 августа 30-тысячная армия Аббас-Мирзы занимает позиции в окрестностях Учкилсе (Эчмиадзина). 17 августа войска Аббас-Мирзы и генерала А. Красовского начали сражение в окрестностях деревни Ушайан (нынешний Ошакан), расположенной между Аштараком и Учкилсе (Эчмиадзина). Русские войска понесли большие потери. Генерал А. Красовский хоть и получил контузию, но, по счастливой случайности, остался жив. Войска Аббас-Мирзы после боя разбили лагерь на берегу реки Занга. Генерал-адъютант И. Ф. Паскевич, получив известие о поражении русских войск, оставив один отряд в Нахчыване, с остальным войском возвращается в Учкилсе (Эчмиадзин). Аббас-Мирза отводит свои войска на противоположный берег Араза (Аракса).
И. Ф. Паскевич, прежде чем штурмовать Иреванскую крепость, намеревался захватить Сардарабадскую крепость и имеющиеся там продовольственные запасы. 13 сентября войска Паскевича и Красовского начали штурм Сардарабадской крепости в двух направлениях. Крепостной гарнизон состоял из 2-х тысяч бойцов и 14-ти орудий. Ночью 15 сентября брат иреванского хана, Гасан-хан, со своим отрядом незаметно проник в крепость и взял руководство ее обороной на себя. Но, после того как орудия русских войск разрушили южные стены крепости, оборона крепости стала невозможной и поэтому в ночь на 20 сентября Гасан-хан, со своим отрядом, покинув крепость, направился в сторону Иревани. Крепость пала. Рано утром Паскевич вошел в крепость. Русские захватили продовольственный запас на 6 месяцев, 13 медных орудий и значительные запасы пороха и снарядов. [65]
ir_302По словам армянского историка В. Парсамяна, после того, как Гасан-хан покинул крепость, армяне открыли ворота крепости русским войскам. [66]
После падения Сардарабадской крепости Гусейнгулу хан возложил оборону Иреванской крепости на своего брата Гасан хана, которого за проявленную отвагу Фатали шах удостоил звания «Сараслан» («Предводитель львов»). Сам же Гусейнгулу-хан с 1200-ми воинами покинул крепость и отошел к турецкой границе, чтобы  набрать новые силы для нанесения удара по тылу русских войск. Аббас-Мирза направил на Нахчыван часть своих войск для того, чтобы отвлечь русские войска от штурма Иревана. 23 сентября Паскевич находился в двух верстах от Иреванской крепости и занял позиции на возвышенности под названием Муханнаттапа. На следующий день им было принято решение начать осаду крепости с юго-восточной стороны. 25 сентября с Муханнаттапы начался артиллерийский огонь по крепости. Утром следующего дня с установленных на башнях города орудий позиции русских подверглись мощному артиллерийскому обстрелу. При обстреле снаряд русской артиллерии попал в один из куполов большой крепостной мечети, другой снаряд  пробил стену сардарского дворца. Русская артиллерия всю ночь до утра вела огонь по крепости.
ir_18327 сентября, на протяжении всего дня, по крепости вели огонь 18 орудий. К концу дня защитники крепости принялись ликвидировать повреждения, нанесенные русскими снарядами. На следующий день, орудия русской артиллерии, вновь стали обстреливать крепость. 29 сентября сильный огонь брешь-батареи разрушил восточную крепостную башню вместе со смежной стеной. Генерал-адъютант И. Ф. Паскевич дал Гасан-хану 6 часов на сдачу крепости. Однако Гасан хан не отвечал Паскевичу, стараясь выиграть время. Он ждал, что войска Аббас-Мирзы и его брата Гусейнгулу-хана ударят по тылу русских войск и благодаря этому маневру, будет возможно снять осаду крепости. Но Паскевич, приняв превентивные меры, отрезал им пути к Иреванской крепости.
30 сентября на русские позиции были поставлены новые артиллерийские батареи. Защитники крепости непрерывно отвечали огнем на артиллерийские обстрелы русских войск. Под покровом ночи русские решили расширить брешь в крепостных стенах и войти в крепость. На протяжении ночи 40 орудий обстреливали крепость. Гасан хан попытался прорвать осаду и покинуть крепость, но ему это не удалось.
1 октября, ранним утром, жители крепости увидели, что русские военные уже спустились во рвы, прорытые вдоль крепостных стен. Русским удалось под градом пуль захватить юго-западную крепостную башню. Тем временем другой русский отряд занимает позицию у северных крепостных (Ширванских) ворот. Жители крепости, укрываясь от снарядов русской артиллерии и стремясь выбраться из крепости, собрались у крепостных ворот. Однако ворота были завалены камнями и засыпаны землей. По требованию генерала А. Красовского ворота были открыты и русские войска вошли в крепость. [67]
После завоевания крепости генерал-адъютант И. Ф. Паскевич в рапорте Николаю I писал, что флаг императора уже развевается над Иреванской крепостью, ключи от этой прославленной крепости у него, а весь гарнизон крепости взят в плен. Гасан-хану на этот раз не удалось прорвать осаду и скрыться. В качестве трофеев были взяты 4 флага (два из них в настоящее время хранятся в Национальном музее истории Азербайджана. В дальнейшем о них будут даны отдельные сведения.), 37 орудий, 2 гаубицы, 9 мортир (артиллерийское орудие с коротким стволом), до 50 фальконетов (артиллерийское орудие калибра 1 – 3 фунта). [68]
После вхождения русских войск в крепость, Гасан-хан со своими воинами отошел к крепостной мечети. Генерал Красовский, приказав русским частям прекратить перестрелку, вошел в мечеть. Красовский лично обезоружил Гасан-хана. Гасан-хан попросил Красовского найти и вернуть ему меч, потерянный им накануне, при попытке скрыться из крепости. Меч некогда принадлежал Тамерлану, затем долгое время был украшением сокровищницы правителей Сефевидского государства и был пожалован Гасан хану Фатали шахом Каджаром за проявленную отвагу. Красовский за большую цену выкупил меч и возвратил его Гасан-хану. Но драгоценный камень, украшавший рукоять меча, бесследно исчез.ir_181 После того, как драгоценный камень рукояти меча был заменен золотым наконечником, меч, по желанию Гасан-хана, был отправлен Красовским, охарактеризовавшим его как могучий меч Тамерлана, покорителя Востока, в дар императору Николаю I.
Русские генералы очень вежливо обходились с Гасан-ханом, выдающимся полководцем, героизм которого был у всех на устах. Около 23 лет Гасан-хан держал в страхе русские войска и был неуловим. И. Ф. Паскевич не знал, как решить дальнейшую судьбу Гасан-хана. Поэтому он отправил Гасан-хана к императору Николаю I, чтобы тот сам решил его судьбу. По приказу Паскевича, Гасан хан в специальной карете был отправлен вначале в Тифлис, а оттуда в Петербург. Согласно русскому военному историку В. Потто, политические обстоятельства помешали Гасан-хану прибыть в Петербург, и он был задержан по пути в Екатериноград, на реке Терек. После этого автор не дает никаких сведений о Гасан-хане. [69]
По другим сведениям, согласно 13 пункту Туркменчайского мирного договора, подписанного 10 февраля 1828 г., после завоевания Иреванского ханства, пленные с обеих сторон должны были вернуться на родину, в том числе и Гасан-хан. Гасан-хан, принадлежавший к династии Гованлы-Каджар, прибыл в Персию. В 1828 году Фатали шах Каджар посылает ir_403-aГасан-хана в Хорасан, чтоб усмирить там волнения. До 1830 года Гасан-хан управляет Хорасаном. Затем Фатали шах вызывает генерала Гасан-хана в Тегеран. С 1848 года Гасан-хан становится правителем провинций Йезд, Керман и Белуджистан. В 1856 году Гасан-хан скончался в Кермане и был похоронен в городе Наджаф.
О судьбе Иреванского хана Гусейнгулу-хана имеются противоречивые сведения. По сведениям русского историка и статистика И. И. Шопена, Гусейнгулу-хан Каджар, претерпевая превратности судьбы, переселился в Южный Азербайджан, где и скончался в 1834 году в нищете.[70]. Гусейнгулу хан имел родственные связи с Фатали шахом Каджаром, который был женат на его сестре, а Аббас-Мирза был женат на дочери Гусейнгулу-хана. Американский исследователь Джордж Бурноутян, ссылаясь на иранского исследователя М. Бамдада сообщал, что после завоевания ханства Фатали шах, назначал Гусейнгулу-хана на различные должности и тот умер в богатстве, в 1831 году, в возрасте 90 лет. [71]
В результате войн, которые на протяжении 23 лет, с перерывами, вели русские войска, Иреванская крепость, называвшаяся «неприступной», была завоевана. И это привело к тому, что все ханства Северного Азербайджана подпали под протекторат России. В завоевании Иреванской крепости армянское вероломство и предательство вновь сыграли важную роль. Армяне, хорошо знавшие регион, были проводниками русских войск, они также указывали им уязвимые места при обороне крепости, занимались шпионажем. Сформированные в Тифлисе армянские добровольческие отряды, в составе русских войск сражались против войск иреванского хана. Архиепископ Нерсес Аштаракеци, увидев, что взятие крепости затягивается, 27 и 28 сентября 1827 года обратился с воззванием к армянам, проживающим на территории ханства, в котором призвал их оказать незамедлительную помощь русской армии. Армяне, проживающие внутри крепости, всеми средствами старались, чтобы крепость пала. Один из таких предателей, по фамилии Аствацатрян, был схвачен и, в назидание другим предателям, по приказу сардара, привязан к дулу орудия, из которого был произведен выстрел[72]
ir_184Генерал-адъютант И. Ф. Паскевич узнал в своей ставке о взятии Иреванской крепости в то время, когда русские войска уже начали в ней грабеж. Все крепостные дома были разрушены от попадания снарядов, а улицы – завалены трупами. 2 октября перед южными крепостными воротами прошел парад победы. В честь победы прозвучал победный марш и был дан салют из пушек, в результате чего рухнула поврежденная крепостная стена и погибло много людей. За взятие Иреванской крепости Паскевич получил титул графа Эриванского и был награжден орденом Святого Георгия II-й степени. Высоких наград удостоились и другие генералы. Впоследствии была учреждена особая медаль «За взятие Эривани». По повелению императора Николая I, архиепископ Нерсес за заслуги при взятии Иреванского ханства, был награжден орденом Святого Александра Невского.
Император Николай I получил донесение о взятии Иреванской крепости в Риге. Ему был преподнесен меч Гасан-хана, который император, в память о его пребывании в Риге, пожаловал городской ратуше. (В настоящее время этот меч хранится в «Оружейной палате» Кремля.) По возвращении в Петербург, 8 ноября 1827 г., император с семьей присутствовали на благодарственном молебне, по случаю взятия Иреванской крепости, в церкви Зимнего дворца. Ключи от Иреванской крепости и 4 знамени, взятые в качестве трофеев, в торжественной процессии возились по улицам города при радостных восклицаниях народа. [73]
Воодушевленные взятием Иреванской крепости русские войска, в конце 1827 и начале 1828 годов захватили города Южного Азербайджана – Тебриз, Хой, Салмас и Ардебиль. 10 февраля 1828 года в деревне Туркменчай, расположенной на дороге между Тебризом и Тегераном, был подписан договор, по которому Иреванское ханство официально присоединялось к России.